Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>Возвращение

Часть 1. 4

Вот ты, Оленька, во сне просыпаешься, когда захочешь? Нет. Почему? Потому что не понимаешь, что спишь. Тебе и в голову не приходит дать себе такую команду, за исключением тех случаев, когда снится кошмар.

— Да не снятся мне кошмары, — запротестовала Ольга.

— Я же не конкретно про тебя, я — в общем говорю. Я рассказываю о принципе, который лежит в основе нашей жизни.

— Что же такое наше истинное "я"? Когда оно живёт, если мы всё спим и спим? — спросила Тоня.

— В том-то и дело, что оно спит и не просыпается. Сон уж очень сильно затянулся.

— А где же оно находится?

— Оно находится в нормальной реальной жизни, где есть люди как спящие, так и бодрствующие.

— Это что, в другом мире? А наш вот этот мир, где тогда? Тот, в котором мы вместе живём? — спросила Тоня.

— А его нет.

— Никита, ты что-то не то говоришь. Как это — нет, когда он есть?
  — Тоня, когда ты утром просыпаешься, куда девается твой сон? Где его мир, где всё, что там происходило?

— Да нет ничего, исчезло, испарилось. Когда мне во сне хорошо, я думаю, что лучше бы так продолжалось вечно, а когда плохо, я стараюсь быстро всё забыть.

— Значит, мир твоих снов зависит от твоих желаний: хочешь — он есть, не хочешь — он исчезает. Ты можешь сказать, что он где-то существует отдельно от тебя?

— Может, он и существует, но больше он находится в моём уме: помню — есть, не помню — нет, — ответила Тоня.

— Правильно! Наша с тобой жизнь тоже существует в уме нашего истинного "я", которое спит. Пока сон продолжается, мир наш есть; а когда ты там проснёшься, мира этого не будет.

— Значит, мы все встретились во сне? Это я во сне мучилась, страдала, себя меняла, занималась — так, что ли?

— Так, — кивнул Никита.

— А Иван, а Сергей, а Фёдор — они что, тоже во сне нам повстречались? — пошла в атаку Тоня.

— Почему ты пользуешься прошедшим временем? Сон продолжается. Вот умру я, а ты будешь плакать, и это будет во сне. Да, наши друзья приходили в наш сон, но разница между нами в том, что они знали, что это был сон. Они-то не спали! Они в нашем сне работали!

— Зачем им это надо? Разбудили бы нас там, в другой жизни, где мы лежим и спим!
  — Будили, да не получилось. Будили, трясли, холодной водой обливали — не проснулись мы.

— Мы что, больные там? — съязвила Тоня.

— Да, скорее, заснули очень крепко. Ты когда-нибудь встречала людей, которых невозможно добудиться? — спросил Никита.

— Встречала. У нас сосед был, дальнобойщик. Когда он домой приезжал, он мылся, ел и засыпал ровно надвое суток. Если жена пробовала поднять его на следующий день — это было бесполезно.

— Мы все там такие. Наше истинное "я" спит, что называется, мёртвым сном. Поэтому те, кто проснулся, будят нас иначе: они приходят в наш сон.

— А как они это делают?

— Как-как? Научились! Что же им остаётся, как не будить нас отсюда, изнутри нашего сна? Сначала, когда они только учились этому, они нас будили громко. Они нам рассказывали о том, что мы спим, и ничего того, что нас окружает, нет.

— Да кто им поверит-то? В моей жизни всё очень реально.

— В твоём сне, — поправил Тоню Никита. — Твой сон очень реален. Мало ли кто, что тебе расскажет! Ты чувствами, мыслями, событиями — всем привязана к своему сну. Я же говорил, что мы отождествились со своими иллюзиями и создали иллюзорное тело. Это тело здесь рождается, болеет, страдает, умирает. Понимаешь, всё это происходит не с нами истинными, а с нами иллюзорными.

— Ну а потом, что случилось потом? — спросила Ольга.

— Потом они поняли, что толку от криков не будет, и начали экспериментировать. То один способ применят, то другой. Со временем выяснилось, что люди спят по-разному: кто-то крепко, а кто-то — очень крепко. Тех, кто спит очень крепко, они вообще не будят. Зачем? Они как твой сосед-дальнобойщик: пока нужное ему время не пройдёт, он не проснётся. Они, то есть проснувшиеся и в наш сон пришедшие, будят тех, кто готов или кто хочет проснуться. С ними они начинают работать и постепенно разъясняют им положение вещей. Когда это до человека доходит, он сам начинает действовать, то есть искать способы пробуждения.

— Так, — задумалась Тоня, — вы оба персонажи из моего сна. А реально вы есть?

— Я — есть, — сказал Никита.

— И я — есть, — сказала Ольга, — но в твоём сне мы присутствуем не в своих реальных, а в своих иллюзорных телах. Правильно? То есть, с точки зрения нашего истинного "я", нас здесь нет. Мы — воображение твоего ума. Но поскольку я тоже сплю, ты — воображение моего ума. И Никита, и наши дети. О какой кошмар! Как же так? Если вы все — мои фантазии, мой сон, то как же существуют мои чувства, моё желание что-то для вас сделать?

— Мы пока не можем оторваться от своего иллюзорного тела. Мы к нему слишком привязаны, — говорил Никита. — Но оторваться необходимо, иначе мы никогда не проснёмся.

— Да зачем, зачем просыпаться? — вдруг встрепенулась Тоня. — Вы тогда исчезнете? Что я буду без вас делать?

— Видишь, оказывается, мы боимся проснуться. Мы так свыклись с нашими сновидениями, что не представляем, какова истинная жизнь. Мы боимся потерять друг друга, боимся лишиться привязанностей, — ответил ей Никита.

— А вы знаете, я теперь вдруг поняла, что делали здесь Иван, Сергей, Фёдор, Михаил, Татьяна Андреевна и многие другие. Я раньше не замечала, что людей таких много, — произнесла задумчиво Ольга. — Я так была занята собой, своим развитием! Я будила других, а вот зачем — сама толком не представляла. У меня в голове была совершенно иная картинка нашей жизни, а теперь она словно другой стороной повернулась. Я её объём увидела. Слушай, Тоня, допустим, Иван проснулся, огляделся, а вокруг всё спит. Он начал будить Сергея, а тот никак не просыпается. Тогда он пошёл в его сон, разыскал там его самого в море придуманных персонажей и стал будить. Разбудил, Сергей проснулся, огляделся: Иван сидит, радуется, что друг наконец-то глаза открыл. Иван и говорит: "Ты понял, что спал и сон видел?" Тот отвечает: "Понял. А другие что, спят?" — "Спят, — отвечает Иван, — пойдёшь со мной их будить?" — "Пойду", — соглашается Сергей.

Так все эти пробуждённые сначала помогают своим близким, набирают команду и идут в наши сны будить нас. Здесь они пользуются разными методами, придумывают для нас всевозможные способы, чтобы заинтересовать, заставить думать о том, кто такие мы есть на самом деле.

— Значит, нам лучше просыпаться вместе, группой, — сказала Тоня, — потому что мы, уже начавшие задумываться о наших сновидениях, об этой большой иллюзии, хорошо знаем сны друг друга. Мы в нашем мире иллюзий тесно переплелись, и нам не придётся долго бегать по лабиринтам чужих снов, чтобы найти друг друга. Мы приблизительно знаем ту область мира иллюзий, где обитают наши близкие.

— А когда человек умирает, он просыпается в истинной жизни? — спросила Ольга.

— Нет, он попадает в специальную область мира иллюзий, где находятся такие же, как он. То есть похожие на него по образу жизни, ощущениям, мыслям, привычкам. Понимаешь, человек умер в мире иллюзий, но не проснулся же! Его сознание спит. Он опять родится и опять умрёт. Так будет продолжаться до тех пор, пока ему не надоест такая бесперспективность. Тогда он завопит: "Долго это будет длиться?! Сколько ещё мне страдать? Да кто я такой на самом деле?" Этот крик из сна дойдёт до наших друзей или до тех, кто окажется ближе к нему, и они начнут ему помогать.

— Как?! — воскликнула Тоня. — Как можно помочь спящим?

— Рядом, кстати, может никого и не оказаться. Как я понимаю, в наши сны идут особые люди, те, кто ничего не боится, кто желает помогать другим выпутаться из этой сильно запутанной истории. Этих пробуждённых очень немного, и ты никогда не узнаешь их в толпе. Конечно, они отличаются от нас, живущих в иллюзиях, но распознать их трудно — разве что по особому свету в глазах: в них мудрости много и сострадания к нам, ничего не понимающим. Вот я всё понимаю, вам рассказываю, но я ещё не пробуждённый. Что-то мне мешает проснуться, что-то крепко держит во сне. Хочу, да не могу, — объяснял Никита.

— Я знаю, нас карма удерживает, — сказала Ольга.
  — Не только. Меня держат мои чувства к вам и страхи. Я не понимаю до конца всей этой системы, — размышляла вслух Тоня.

— Думаю, что последней ниточкой, удерживающей нас во сне, является страх потерять связь со своим "я", которое есть иллюзорное "я", но мы считаем его истинным. Мы изо всех сил держимся за иллюзорное тело, за концепцию нашего ума, за наши фантазии. Мы панически боимся разорвать нить, связующую нас с нашим сновидением. Впрочем, разрывать её не надо. Надо именно по этой нити выбраться туда, в истинный мир и пробудиться окончательно.

— Тогда кто такие Учителя? С кем я общалась долгие годы? — спросила Ольга.

— В свете нового видения я тебе скажу так: Учителя — это те, кто пробудился раньше всех остальных, одними из первых. Наши друзья — тоже Учителя, только они себя так не называют. Они предпочитают слово "рыцарь", — объяснил Никита. — Когда рядом не оказывается пробуждённого, ну нет его по объективным причинам, а ты уже вопишь о том, что хочешь проснуться, он начинает разговаривать с тобой издалека. Его голос ты слышишь в сердце. Он тебя увещевает, объясняет, поощряет, помогает — в общем, делает всё, чтобы ты поняла больше. Он не может тебя разбудить — ты должна пробудиться сама, покончив со своими страхами и связывающими с этим миром чувствами. С одной стороны, ты уже хочешь пробудиться, в тебе зародилось такое желание, а с другой — ты ещё в плену своих фантазий. Твоё воображение разыгрывается с ещё большей силой, ум придумывает новых героев.


Купить кофе машину в калининграде кофемашины bosch tes 50328 купить в калининграде.

грани света