Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>Возвращение

Часть 1. 3

Что нужно было делать? Нужно было идти в мощные объединения — к православным, потом к мусульманам, католикам, буддистам, протестантам, иудаистам. Зачем? Да не затем, чтобы сидеть и слушать там сказки о греховности, борьбе, духовных спекуляциях и прочее, а вникать в суть этих религий. Иди туда, где тебя никто не знает, где не подпитывается фимиамом восхвалений твоё эго. Ну, придёшь ты в православный храм, ты, знаменитая в определенном круге людей. Ну и что? Тебя что там, особо отличать будут? Да за что? Все у нас в известное время посходили с ума, возвещая о приходе Майтрейи. И Калки-Аватар уже родился, будто конец времён наступил. Ты пойди с этими вопросами к буддистам, ты им расскажи эти бредни о Майтрейе грядущем.
  — А что они думают по этому поводу?
  — Что ты знаешь о буддизме? Какие его философские труды читала? Кроме Ветхого Завета, что изучала из древнееврейской литературы?
  — Стыдно сказать, но ничего.
  — Вот и я говорю — нет основы. Из наших христианских трудов читай наставления святых отцов, Франциска Ассизского, Фому Аквинского, Паисия Величковского, Нила Сорского, Василия Великого, Лествицу, но не берись пока за описания их трудов другими авторами. Читай Тору, Зогар, Библию, Коран и суфиев, «Ламрим» Цонкапы. Падмасамбхаву, Тибетскую книгу мёртвых, Веды, Упанишады, Бхагават-Гиту. Да не просто читай — изучай. И знаешь, к чему ты придёшь?
  — Догадываюсь.
  — Нет, ты не знаешь. Ты увидишь, что вся эзотерика — это обрывки религиозных знаний, правда, искромсанные, перевранные, потому что изъяты из общего контекста. Любая религия — это путь,
  — а кусок, вырванный из этого пути и преподанный, как великое откровение, — это крах. Понадёргав таких кусков из великих источников, новые "авторы" из чувства самонадеянности, из желания возвеличить себя, да и просто из глупости, ничего сами не достигли, но успели свести с ума многих своих поклонников. Скажи, кто из известных тебе эзотериков дошёл до тех высот, до каких дошли наши святые отцы, суфии или тибетские ламы? Назови хотя бы пятерых — ведь ты знаешь многих!

— Так нельзя, Никита! Люди растут, развиваются. Ведь путь-то конца не имеет!

— Ладно, скажи, кому ты, по большому счёту, можешь доверить своё развитие? К чьему совету прислушаешься? В стране тысячи людей пишут эзотерические книги, прилавки ломятся от новых откровений, обществ — сотни, в каждом городе — по несколько десятков людей, общающихся с Учителями человечества, получающих от них наставления. Кто из тех, кого ты знаешь с десяток лет, сильно изменился? Кто не стоит на месте и не плавает в болоте собственного величия, кто перестал говорить о своих перевоплощениях и перестал искать себя в сонме великих? Кто признался в собственных заблуждениях? — горячился Никита.

— Ты жесток, — парировала Ольга.

— Нет, я говорю правду. Это горькая правда, но, к сожалению, всё именно так, как я говорю. Если бы эти эзотерики взялись за изучение трудов древних, они были бы потрясены тем, что там давно всё изложено. Все руководства даны — делать нужно, да сил нет. Порассуждать о достижениях, собрать новую группу, посетовать на новые энергии — вот и все цели. Куда эти эзотерики ведут людей? Зачем люди за ними идут?

— Я своё развитие могла бы доверить Сергею и Ивану, Михаилу и Фёдору, Татьяне Андреевне и Танюше, — сказала Ольга.

— Вот-вот! Только им. Потому что за их рассуждениями стоят реальные достижения. Они живут так, как говорят. Говорят мало, но мудро. Они благородны и служат людям, они думают не о себе, а о человечестве. Много таких? Нет больше таких!

— Никитушка, и ты у меня такой, — ласково произнесла Ольга. — Ты даже не замечаешь, что вообще не думаешь о себе. Ты так сильно изменился — не то, что я. Я как была где-то там, внизу, так и осталась. Одна надежда, что ты растёшь.

— Это ты внизу осталась? — широко открыл глаза Никита. — Да что ты о себе знаешь? За тобой никому не угнаться — так ты вперёд умчалась.

— Хватит вам петь друг другу сладкие хвалебные песни! — произнесла Тоня, неожиданно появившись в дверях. — Вы оба стоите на месте, а я превзошла вас обоих — работаю на Иерархию, понятно?

Тоня за последние годы тоже изменилась невероятно. В ней появилось столько огня, юмора и юношеского задора, что позавидовать ей могли бы многие молодые люди.

Конечно, если бы не Танюша и Саша, ничего такого бы не произошло. Благодаря Танюшиной настойчивости, вниманию и твёрдости Тоня, занимавшаяся изо дня в день без перерывов, без саможалений, психологически оправилась и превратилась в насмешливую и едкую особу, неизменно кусающую только тех, кто думает о себе слишком хорошо. К другим Тоня была чрезвычайно внимательна и доброжелательна. По Тониной реакции было очень легко проверить, что за человек встретился на пути Ольги и Никиты. Поскольку они были одной семьёй, пройти мимо Тониной "таможни" не было возможности. Если Тоня не кусалась и не насмешничала, то человек становился другом дома. Если Тоня "добро" не давала, ему было лучше больше не приходить.

— Вы для меня самые лучшие на свете, — продолжала Тоня, — но цены себе не знаете. И так даже лучше. Когда вы не догадываетесь, что стоите на вершине, вам есть куда идти. Вам открывается следующая.

"Вы путь проделали огромный, — сказала Танюша, издали наблюдая за ними. — Вы даже не представляете, насколько сократили свою жизнь в мире иллюзий. И это всё потому, что живёте для других".

— У меня на сердце так тепло стало, словно я с нашими повстречалась, — сказала Ольга. — Ты, Тоня, энергии приносишь необычные.

— Как вы думаете, что значит сократить жизнь в мире иллюзий? — спросил Никита и, не дожидаясь ответа, сам начал отвечать на вопрос. — По-моему, мы спали и видели сон, который и является нашей жизнью. Иногда наступает момент, когда ты вот-вот проснёшься, но тебя вновь закручивает вихрь событий. Сокращая свою жизнь в мире иллюзий, мы становимся похожими на тех, кто просыпается.

— Знаешь, мы легко пользуемся такими словами, как иллюзия, жизнь, сон, сон во сне, но сами до конца их не понимаем, — сказала Ольга.
  — Нет, — возразила Тоня. — мы понимаем, но не осознаём их до конца. Мы чувствуем, что за ними что-то стоит, а что — уловить не можем. Поэтому слова без должного их понимания, без прочувствования становятся просто болтовнёй.

— Сейчас я слова "иллюзия", "иллюзорная жизнь" воспринимаю совершенно не так, как раньше. Раньше они были для меня абстрактными понятиями, лишёнными глубокого смысла, а теперь я знаю, что они отражают фундаментальные истины мироздания. Представьте себе, что вы спите и видите сон. Тоня, ты во сне чувствуешь, что тебя обижают? А если тебе делают операцию, тебе больно? А если умирают близкие, ты плачешь? Во сне мы всё ощущаем — и радость, и горе, и страх, и свободу. Потом ты просыпаешься и понимаешь, что это было во сне. Ты спокойно занимаешься своими делами, забыв о том, что тебе снилось. В жизни мы не отождествляемся со своими сновидениями. Сон — это сон, а действительность — это другое. Так вот, на самом деле наше истинное "я" спит и видит сон с событиями от рождения до смерти. Иллюзия заключается в том, что мы отождествляемся со своим большим сном, который длится у всех разное количество лет. В этом сне под названием жизнь мы очень сильно страдаем. Чего только с нами не случается! Но проснуться мы не можем. Почему? Потому что мы не понимаем до конца, что спим.

— Мы и сейчас спим? — спросила Тоня.

— Да, мы все сейчас спим. Мы встретились в наших снах и ведём умные беседы, — ответил Никита.

— Ну, так давайте проснёмся, — предложила Ольга.

— Вот тут-то и кроется хитрость! Поскольку наше сознание считает, что эта жизнь реальна, то есть мы не осознаём сейчас нашего сновидения, наша команда не дойдёт до нашего истинного "я". Мы слишком глубоко втянулись в наш сон. Мы обросли семьями, долгами, обязательствами, работой, мы строим планы на будущее. Как же тут проснуться, когда у нас огромное количество планов? Мы хотим, чтобы все наши желания исполнились, а им нет числа. Понимаете, мы запустили программу, которая по первому требованию не выключается. Пока она не завершится, дойдя до своего запланированного конца, она не выключится.


грани света