Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>Рамкона

Глава 6.

- Откуда ты знаешь то, что знаешь? - спрашивал Моисея фараон.
  - Мне сказал об этом Бог. Однажды Он вошёл в меня и больше не покинул бренное человеческое тело. Он руководит всеми действиями в моей жизни, Он совершает за меня все дела.
  - Ты беседуешь с Богом?
  - Раньше я называл это беседой, но теперь мне даже не приходится задавать вопросы. Они не успевают родиться, как я уже знаю ответ.
  - Что же Бог хочет от тебя и от меня?
  - Бог хочет, чтобы ты совершил благое дело, отпустив нас на великое испытание. Бог хочет отобрать достойных. Бог испытывает только тех, кто как-то проявил себя, а существование других ему едва заметно.
  - Уходи, - вдруг сказал фараон, - уходи и больше не возвращайся.
  Опять Бог совершил чудо. Моисей заметил, что чем больше он доверял Богу, тем чаще происходили самые невероятные события.
  Многие люди ищут Бога. Моисей не искал Бога - Бог жил внутри, более громко или совсем тихо говоря о том, чего Он желает. Всё зависело от Моисея: если он помнил, что Бог - в нём, и всецело полагался на него, то Бог помогал, на деле показывая, что Он всегда рядом. Когда Моисей доверялся Богу, происходили совершенно невероятные вещи. С детства в Моисее жила уверенность в том, что Бог находится не вовне, не в храмах, не на небесах, а в самом человеке, но лишь когда он возмужал, он понял, что с Богом можно общаться. Правильный ответ приходил тогда, когда человек полностью доверял Богу. Если человек доверял наполовину, то и ответ был наполовину Божественным, а другая его часть была замутнена человеческими представлениями.
  Кто бы мог подумать, что фараон отпустит целый народ? Но Моисей доверился Богу, который сказал ему: "Верь мне. Я всё сделаю". И Моисей уверовал. Он шёл во дворец с непоколебимой уверенностью, что всё произойдёт именно так, как ему было обещано.
  Однажды, когда Моисей неистово молился, пытаясь найти в себе силы для веры, которой у него было недостаточно, Бог сказал, что скоро он найдёт небольшой металлический жезл, слегка тёплый на ощупь. Этот жезл сделает его самым могущественным человеком Земли, но многим он будет стоить жизни, особенно поражая тех, кто будет проявлять агрессию, жадность, ненависть. Так и случилось: на берегу реки Моисей нашёл жезл, который блеснул в камышах, когда на него упал луч солнца. "О благосклонный Ра! Чем ты решил одарить меня?" - воскликнул Моисей, подняв жезл с земли. Почувствовав лёгкое тепло, Моисей вдруг вспомнил слова Бога. "Каким образом этот жезл сделает меня самым могущественным человеком Земли? - подумал он. - И зачем мне могущество?"
  "Именно потому, что оно тебе не нужно, жезл у тебя. В нём заключена страшная сила. Когда-то великие мудрецы поняли, что всей вселенной руководит одна сила, непревзойдённая по своей мощи. Эту силу нельзя ни подчинить, ни обуздать, но можно действовать с ней заодно. Только кристально чистые души способны взаимодействовать с ней. Она зовётся Шакти. В знак благодарности за то, что великие мудрецы разгадали её тайну, Шакти подарила частичку своей энергии этому жезлу, который создан из несуществующих на Земле элементов. Посмотри на свои руки: они слегка порозовели. Твоя душа ещё не окрепла, она ещё недостаточно чиста. Пока не держи жезл долго при себе - он может нанести вред. Потом, когда ты познакомишься с Шакти и начнёшь играть вместе с ней в её нескончаемую игру, ты сможешь носить жезл при себе. Он абсолютно безвреден для чистых сердцем людей и смертельно опасен для всех остальных".
  "Какие чудеса может творить Бог", - подумал Моисей и зашагал прочь от реки к одному ему известному тайному месту, где и закопал жезл.
  С тех пор он проверял себя, изредка вытаскивая жезл и нося его в течение дня. Настал такой момент, когда руки его не ощутили покалывания и не порозовели.
  "Теперь ты готов к великим испытаниям, - услышал он, - но самое большое не наступит, пока ты не познакомишься с Шакти".
  Моисей догадывался, о какой силе идёт речь. Это она вызывала бури в пустыне, насылала болезни, опаляла урожай, это она приводила в движение реки, она передвигала звёзды на небе, она сияла над Землёй. Ра, сам великий Ра был её глазами.
  Шакти вселяла мужество в людей, поднимала на защиту городов, но она же превращала их в алчных, злобных, ненасытных в желаниях существ.
  Моисей знал, что с Шакти нельзя дружить, с ней нельзя сражаться. Не нужно быть у неё в подчинении, и не нужно пытаться покорить её. С Шакти можно только играть вместе, поняв её игру, её движение, её вечный танец. Моисею казалось, что он уже частично знал, каким образом и куда помчится Шакти. Откуда в нём было это знание? Но он определённо чувствовал её игру, как будто интуитивно угадывая новые движения. Моисея уважали за его прозорливость, за безошибочные суждения. Казалось, что многие вещи он знал наперёд. С ним советовались, его спрашивали, к нему прислушивались.
  Внутренняя трансформация, длившаяся годы, была незаметна для окружающих. И лишь те, кто долго не встречал Моисея, замечали, что перед ними совершенно другой человек. Для тех же, кто оставался рядом с ним, он был всё тем же умудрённым знанием и опытом старцем. По мере того как росло понимание, менялось и тело Моисея. Оно как будто переставало подчиняться вихрю лет, оставаясь крепким и сильным. Когда его народ засыпал, отдыхая от тяжёлого дня, Моисей садился на камень, облюбованный им, доставал жезл и пристально вглядывался в него. Его взор проваливался в нескончаемую глубину, где он встречал улыбающиеся лица Шамы и Тары, пояснявших ему некоторые неизвестные движения танца Шакти. Они разучивали их вместе, а потом вскакивали и неслись по вселенским просторам, заглядывая в самые дальние уголки мироздания. Они наведывались в гости к мрачным и весёлым звёздам, они учили других и учились сами, они сеяли бурю и давали жизнь. Они были неотделимы от Шакти, научившись быть вместе с ней, а не следовать за ней.
  "Пора возвращаться, Ра!" - игриво кричала то ли Шакти, то ли Тара, и Моисей осознавал, что сидит на камне, а Солнце едва начинает пробиваться сквозь скопление мелких утренних облаков.
  Моисей давно понял, что жезл в его руках - страшное оружие. Однажды его украли, не побоявшись подойти и вытащить из-за пояса чуть тёплый металл. В ту же ночь стан поразила неизвестная болезнь, от которой невозможно было избавиться. Она переходила от больных к тем, кто ухаживал за ними, она как будто подстерегала людей алчных, раздражительных, вечно недовольных. Чем больше люди роптали, тем больше язв появлялось на теле.
  - Найдите жезл, - приказал Моисей, - и никогда не прикасайтесь к нему. Только те, на кого укажет Бог, могут находиться рядом с ним.
  Моисей решил положить жезл в специально изготовленный сундук. Шама и Тара подсказали ему, что внутренняя поверхность его должна отражать блеск жезла, чтобы лучи его не уходили вовне, а оставались внутри. Он принял это решение после того, как однажды случайно приложил жезл к лицу: это место разгладилось, и с него исчезли морщины. Тогда Моисей приложил жезл к ногам: ноги обрели былую силу.
  - Рамкона давно подарил тебе лекарство для омоложения, - говорил Шама, - но тогда мы не знали, чем владели.
  - Так всегда, - тихо отвечал Моисей. - Часто мы имеем противоядие, но не знаем, как его использовать, мы владеем секретами мироздания, но не осознаём этого, нам известны страшные тайны, но мы не понимаем, как применять наше знание. Бывает, что мы приходим к Богу, но не можем понять и этого, потому поворачиваемся и уходим искать вновь. Много раз пути приводили нас к вершине, но мы не осознавали величия этой высоты. Там мы могли передохнуть и следовать дальше, стаптывая ноги в кровь и потакая желанию вечного поиска.
  - Это всё Шакти, - смеялась Тара. - Неужели вы не понимаете, что она не признаёт остановок? Она требует вечного движения, и люди движутся, гонимые её страшной силой, вместо того, чтобы предаться ей и самим стать этой силой.
  - Я не могу становиться моложе на глазах у моего народа, - говорил Моисей.
  - Да, - соглашались Тара и Шама, - ты не должен омолаживаться, но ты всё равно добился желаемого. Все твои тела обрели устойчивость, совершенство пришло в них, поэтому ты можешь распоряжаться ими так, как считаешь нужным.
  Охранять сундук с жезлом Моисей поставил нескольких преданных Богу людей, а сам по ночам обучал их сосредоточению.
  - Вы не умеете полностью довериться Богу. Для этого нужно отказаться от своего "я" и делать только то, чего желает Бог. Но понять это вы сможете лишь научившись отбрасывать свои желания. Сосредоточение - это не цель, это - путь к полной вере. Чем чаще вы будете думать о Боге, тем легче будете Его понимать.
  Некоторые люди, охранявшие сундук с жезлом, болели, и тогда Моисей отстранял их от службы и искал новых. Случалось и другое: больные, находившиеся рядом с сундуком, выздоравливали. Никто не мог разгадать этой тайны, а сам Моисей молчал. Он думал, что пусть люди лучше боятся, чем лелеют мечту завладеть оружием и использовать его в своих корыстных целях.
  - Моисей, ты выучил танец Шакти, ты понял её игру. Как ты поступишь со своим телом? - спрашивала Тара.
  - Я оставлю только частичку этого тела, а остальное разложу в огне. Вместе с Шакти мы станцуем её неповторимый танец на вершине вот этой горы. В огненном вихре сгорит всё, но останется абсолютно совершенная форма. Я подарю её Шакти - она ведь любит всё абсолютно красивое. А потом я присоединюсь к вам. Где вы, мои вечные друзья?
  В тот день Солнце ослепительно сияло. От вершины горы, на которую поднялся Моисей, к нему приблизился столб огня, как будто соединяющий Землю с небом. Люди с удивлением наблюдали за необычным явлением. Потом послышался странный звук, вызвавший панику в лагере. Все разбежались по своим шатрам, а когда вышли, то увидели сияющее Солнце и едва заметное облачко, летевшее к нему с невероятной скоростью. Моисей в лагерь так и не вернулся.


грани света