Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>Рамкона

Глава 5.

- Скажи, что за жезл ты носишь с собой? - однажды спросил Шера.
  - Я видел, что Таши держала его в руках, и ничего с ней не случилось, но я помню, что произошло с моими воинами, которые прикасались к нему.
  - Его дал мне Рамкона. Он сказал, что жезл сделает меня самым могущественным человеком Земли.
  - А как он это сделает? - удивился Шера.
  - Откуда я знаю? - улыбнулся Ра. - Когда будет нужно, я буду знать.
  - Можно мне подержать жезл в руке?
  Ра пристально взглянул на Шеру, а потом вытащил жезл.
  - Держи, но не подноси близко к глазам.
  Шера долго рассматривал жезл, но не нашёл в нём ничего особенного. Пока он готовил еду, жезл оставался у него за поясом. Через какое-то время он вернул жезл Ра.
  - Покажи руки, - произнёс Ра.
  Шера протянул их вперёд. Ладони были слегка розовыми, а на животе темнело одно пятно.
  - Не все твои прошлые деяния были угодны Богу, - сказал Ра. - Нужно вверить себя Богу с ещё большей силой, тогда огонь очистит тебя.
  - Ты тоже можешь очистить меня, - произнёс Шера. - Сделай это.
  - Могу, но помимо моего желания должно быть и твоё очень сильное желание. Я готов служить тебе полностью, без остатка, ты же не можешь отдать всего себя, поэтому мой огонь опалит тебя. Ты должен идти медленными шагами. Таши идёт очень быстро, ей нужны месяцы, а тебе - годы.
  - Ничего, - ответил Шера, - значит, так угодно Богу.
  - Да, - похвалил его Ра, - ты сказал правильно.
  Tеперь они всюду ходили вместе. Сначала с ними были и маленькие дети Таши, но потом она отвела их к своей матери, которая едва верила своим глазам: редко случалось, чтобы кто-то спасся от чумы. С утроенной силой она взялась ухаживать за детьми, а дочь отпустила с живым Богом. Она тоже когда-то знала Унути и верила в могущество Рамконы.
  Внутренняя сила Таши чем-то напоминала буйный танец Шакти.
  - Не спеши, - говорил ей Ра. - Шакти рождает мир, а ты ещё не родила себя. Пойми, что сила дана тебе для того, чтобы ты всю её посвятила Богу. Не оставляй ничего для себя.
  Таши умела находить точку равновесия. Когда она входила в неё, то создавала временную совершенную форму. Тогда она слышала музыку, чью-то тягучую и плавную речь, необыкновенные звуки. Таши любила слушать пространство, но Ра качал головой и с улыбкой говорил:
  - Если тебе нравится такая форма, будь в ней, но если ты хочешь познать Бога, иди к Нему. Двигайся, а не застывай в созерцании. Любая, даже самая совершенная, красивая форма будет разрушена, потому что она красива с точки зрения человека. Но есть миры гораздо совершеннее. Если Шакти любит тебя, она заставит тебя идти к ним.
  - Разве Шакти может любить? - спрашивала Таши.
  - Шакти любит смелых, но не человеческой любовью. Шакти ищет тех, с кем она может играть вместе. Она их ценит и приближает к себе. Чем ближе ты к Шакти, чем чаще играешь с ней, тем разрушительнее твоя жизнь.
  - Разве ты что-то разрушаешь? Ты же всесильный Бог, ты можешь всё, - говорила Таши.
  - Люди, принявшие Бога в своё тело, думают, что стали всесильными, но на самом деле Шакти испытывает их. Она не даёт стоять на месте. Она подобна тигру, всегда готовому к прыжку, она быстра, как лань, она сильна, как лев. Я постоянно разрушаю в себе совершенную форму и строю ещё более совершенную. Так требует Шакти. Она говорит, что то, что красиво с точки зрения одного мира, некрасиво с точки зрения другого, более гармоничного, хотя для людей Земли всё кажется прекрасным.
  - Научи меня понимать красоту, - просила Таши.
  - Ты уже понимаешь её, но ты не должна останавливаться на найденной совершенной форме, а искать другую. Ты должна идти по точкам равновесия, успевая только поставить на них обе ноги. Если ты простоишь так чуть больше положенного, ты будешь увлечена немыслимой красотой увиденного мира. Иди к Богу и не слушай оркестры, которые поют тебе славу, не слушай гимны и хвалебные песни богов. Ты должна стремиться только к одной ослепительно сияющей точке, самой высокой из всех. Приблизься к Богу и отдай себя на милость Его.
  - Я знаю, у Таши много личной силы, - вступал в редкий разговор Шера.
  - А у тебя много любви к себе, - говорил Ра. - Таши опирается на силу "я", а ты - на недостатки. Забудьте о том, что всё это принадлежит вам, но постарайтесь помнить о том, что всё в вас принадлежит Богу.
  - Ра, ты ведь можешь изменить нас и сделать так, чтобы Бог вошёл в нас, - просила Таши.
  - Ты сам можешь войти в нас, ведь ты - Ра.
  - Могу, - кивал головой Ра, - но я хочу, чтобы вы приняли меня полностью.
  Действительно, Ра мог сотворить чудо и войти в человеческие тела Шеры и Таши. Но он знал, что тогда случилась бы непоправимая беда: тела, неготовые принять Бога, сгорели бы в его великом огне.
  Ра представил, как корчатся мысли, как кричит от страха душа, порождая немыслимое количество желаний, как все существующие болезни обрушиваются на несчастное тело, неспособное вместить Бога. Мало только хотеть принять Бога, нужно освободить в себе место, куда бы Он мог войти.
  - Таши, ты знаешь, почему Ра не проявляет милости к нам? - спрашивал Шера.
  - Да. Мы не готовы принять его милость. Мы - люди, большую часть нашего внутреннего пространства занимает человеческое. Когда мы освободим себя хотя бы наполовину, Ра сможет жить в нас.
  - Я тоже думаю, что он ждёт. Может быть, мы не даём ему двигаться туда, куда он хочет? Может быть, нам нужно поторопиться и изменить себя быстрее?
  - Нет, мы должны делать всё, что можем, но самое главное - пребывать в точке равновесия. Если мы поторопимся, мы выйдем из неё и нарушим гармонию. Мы должны идти к Богу, но не спешить и не отставать. Он следит за нашим движением, Он знает, кого подтолкнуть, а кого задержать. Я знаю, что меня Он сдерживает. Пока в моей душе не наступит покой, Он не придёт ко мне. Я сама Ему мешаю. Пока я полностью не положусь на Его волю, у меня ничего не получится.
  Таши много пела. Бывало, что целыми днями она на разные лады распевала короткие песни. Шера и Ра слушали с удовольствием, иногда включаясь в её игру. Люди, встречавшиеся на пути, запоминали лёгкие мелодии и уходили, напевая нехитрый мотив, ритмично щёлкая пальцами: "Ра, Ра, Ра".
  - Откуда ты знаешь столько песен? - удивлялся Шера.
  - Я их слышу. Никто не учил меня, - отвечала Таши.
  - А ты не слышишь военные песни?
  - Да, они находятся где-то внизу. Выше находятся песни защитников города, песни, вселяющие отвагу и мужество, но выше всего - гимны Богу. В них радость и свет.
  - Ты сама видишь, Таши, что совершенная форма присутствует в разных слоях нашего мира, но она далека от абсолютного совершенства. Каждая прекрасная песня соответствует представлению о прекрасном данного мира, - говорил Ра.
  - Да, военные песни очень красивы, но гимны богам несравненно прекраснее.
  - Это потому, что твоё понимание красоты совершенствуется. Когда-то Унути восторгался храмом Рамконы, но сейчас Ра вспоминает об этом нагромождении с содроганием. Унути видел красоту, а Ра с сочувствием наблюдал за тем, когда же в Унути родится чувство прекрасного. Людям нравился Вардван, а Ра поражался их слепоте.
  - Мы все такие: думаем, что создаём совершенное, а на самом деле творим уродливое. Шакти, наверное, смеётся надо мной, - сокрушалась Таши.
  - Ничего подобного. Шакти ждёт, когда ты построишь совершенное по твоим представлениям, а потом попробует строение на прочность, чтобы ты сама увидела, заложена ли в нём гармония. Все твои мелодии умрут, а слова забудутся, но если хоть одна строка была близка к абсолютно совершенной форме, она останется. Я их называю мантрами. Они пришли от Матери и от Ра.
  - Ты так много знаешь, Ра, - говорила Таши.
  - Ты тоже всё это знаешь, но пока не осознаёшь этого, - отвечал Ра.
  Дни сменились на месяцы и годы. Таши и Шера добились полного освобождения от человеческих забот, и Ра смог войти в них, оставаясь так долго, как ему позволяли их чувства и мысли. Но стоило Шере и Таши выйти из точки равновесия, Ра покидал их тела, ожидая благоприятного момента, чтобы войти в них вновь.
  Настал тот счастливый час, когда Ра пребывал в троих, имея три тела. Он, единый и неделимый, делился на три, но в каждом существовал полностью. Деление было внешним и иллюзорным. Так нужно было здесь, на Земле. Иллюзорная множественность добивалась совершенного постижения Шакти.
  - Юнцы! - приближалась к ним Шакти. - Играйте, веселитесь, двигайтесь! Кто из вас способен бежать так же быстро, как и я?
  Ра не отставал от Шакти. Всегда оставаясь чуть позади, он нёсся вперёд вместе с бурей, изучая могущественный вселенский танец.
  - Я не успеваю за ней! - беззвучно восклицала Таши.
  - Я не понимаю её движений, - вторил ей Шера.
  - На это нужны годы, - без слов утверждал Ра.
  Они никогда не разговаривали, понимая друг друга по глазам, чувствам, мыслям. Свет, сиявший над их головами, так же говорил о многом.
  - Мы не ученики и никогда ими не будем, мы не друзья Шакти - ей не нужны друзья. Она хочет иметь дело с равными, чтобы принять их в себя, а пока мы такими не стали, она будет забавляться с нами, считая глупыми младенцами. Учите танец Шакти, чтобы всегда двигаться с ней в едином порыве.
  Шакти - совершенная сила, но формы, создаваемые ею, несовершенны. Она позволяет им существовать и любоваться собой до определённого момента, а потом затевает свою бесконечную вселенскую игру. Я видел звёзды и галактики, мирно плывущие по океану беспредельности, я видел счастье, излучаемое их бездонными глазами, я видел непревзойдённую красоту миров, считавших себя совершенными. Но прилетала Шакти и делала всего лишь несколько движений из своего вечного танца... Глаза звёзд широко распахивались от недоумения, а потом в них появлялся ужас. В некоторых загорался свет поиска... Ищите сейчас, пока вы на Земле, пока у вас есть человеческое тело. Звёзды мечтают стать людьми, боги ищут тела, в которые они могли бы войти! И всё это для того, чтобы постичь Шакти.
  Ра назвал Таши - Тарой, а Шеру - Шамой. Ра, Шама и Тара могли внезапно исчезать и появляться в тех местах, где нужна была их помощь, но их передвижение было сокрыто от человеческих глаз, и никто не знал, зачем их маленькая группа иногда шла вдоль реки, а иногда сидела под деревом. Они постигали тайную науку самостоятельно, без чьей-либо помощи, они разучивали танец Шакти, совершая ошибки и больно ударяясь при падении.
  - Ничего, - смеялась Шакти, - лучше выучите правила игры! - И убегала, делая последний неумолимый вираж, а они вскакивали и мчались следом, чтобы когда-нибудь не отстать и быть вместе с нею всегда.
  Ра знал Шакти чуть лучше других, потому что был знаком с нею дольше. Но Ра был и старше всех.
  - Боюсь, что моё тело износится раньше, чем я выучу танец Шакти, - как-то сказал он.
  - Ну и что? Ты можешь найти себе другое тело, - молвила Тара.
  - Могу, но если я рожусь ребёнком, я потеряю память, ибо таков закон Земли.
  - Ты можешь подыскать подходящее взрослое тело, - сказал Шама.
  - Могу, но нужно, чтобы оно полностью соответствовало моим представлениям о совершенном. Я создал совершенную форму в этом теле, но ведь другой человек не работал над своим телом, поэтому он не будет обладать совершенной формой. Мы всё равно будем отличаться друг от друга. На то, чтобы усовершенствовать форму того человека, которого я найду, уйдёт много сил. Я потеряю скорость в движении и стану отставать, - ответил Ра.
  - Что же лучше? - спросила Тара.
  - Никто не знает. Каждый из нас столкнётся с этой проблемой, каждый будет решать этот вопрос.
  - Я знаю, что лучше, - ответила Тара, - лучше, когда твоё тело не стареет и у тебя остаются силы и время для того, чтобы постичь Шакти в совершенстве.
  - Да, это лучше, но я упустил время, поэтому мне придётся выбирать: либо родиться вновь, либо найти подходящее тело.
  Шама задумался:
  - Это из-за нас. Ты столько лет потратил на нас, великий Ра! Мы должны отдать тебе часть нашей силы, но я не знаю, как это сделать.
  - Всё будет идти своим чередом, - ответил Ра. - Теперь вы знаете то, чего не знал я. Я рожусь снова, а вы за это время продвинетесь вперёд в постижении Шакти. Сохраните своё тело, играйте вместе с Шакти, двигайтесь с ней в едином танце, но не забудьте меня. Отыщите Ра в море новорождённых существ и научите его слышать и видеть Бога.
  - Как нам назвать тебя? - спросила Тара.
  - Мусса, - ответил Ра.


грани света