Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>Рамкона

Глава 3.

"Унути, ты должен делать то, что хочешь, и жить так, как хочешь", - слышал жрец. "Я - это ты, - отвечал он. - Я буду делать то, что хочешь ты". "Да, я - это ты, а ты - это я, поэтому ты больше не будешь слышать меня. Живи так, как считаешь нужным. Что бы ты ни сделал, того желаю я".
  Это были последние слова, которые донеслись до Унути. Отныне он был предоставлен самому себе. Унути не колебался, в нём не зародились сомнения, он даже не подумал, достоин ли, сможет ли он оправдать доверие Рамконы. Главное, что Бог желал этого, Бог передал власть Унути, потому что Унути всего себя отдал Богу.
  Унути радовался жизни, пел хвалебные песни своему телу, воспринимающему формы мироздания, следил за движением Шакти внутри себя. Он хорошо знал Рамкону, но ещё плохо знал Шакти. Эта сила требовала ещё большего подчинения, она не довольствовалась формой человеческого тела: она выходила за его пределы и со всей сокрушительной мощью обрушивалась на мир. Она разрушала всё неустойчивое, кривое, беспорядочное, а поскольку почти все формы не обладали должной гармонией, они сметались с её пути.
  Унути понял, что если не построит внутри себя идеальную форму, соответствующую стремлениям Шакти, она разрушит и его, несмотря на то, что он был Рамконой - всесильным солнечным Богом.
  Унути долго вслушивался в Шакти. Он следил за её малейшим движением, он всматривался в её необузданные порывы, пока не осознал, что за беспорядочной мощной игрой Шакти скрывается абсолютная Красота, именуемая Равновесием мира. Унути устремился к этому равновесию через однажды блеснувшую красоту Шакти.
  Жрец ходил из города в город, подчиняясь движению Шакти, а она играла с ним, как с не-разумным младенцем. "О Рамкона! - иногда смеялась она. - Ты же всесильный солнечный Бог. Покажи свою силу". Но Унути догадывался, что Шакти специально заставляет его продемонстрировать силу. Она хотела позабавиться и посмеяться ещё громче. "Нет, Шакти, - в один прекрасный день ответил Унути, - я не буду показывать свою силу. Я покажу тебе, что такое красота формы. Я войду в точку равновесия и обрету невиданную устойчивость. Куда бы ты ни двигалась, я буду сопровождать тебя. Ты же будешь играть со мной - мы будем вместе играть в твою игру".
  "Ты понял, - засмеялась Шакти. - Теперь ты стал настоящим Рамконой". - "Почему же ты и раньше называла меня богом Рамконой?"
  "Чтобы испытать тебя. Все принимающие Бога в своё тело, думают, что стали всесильными. Они забывают о силе Шакти. Но ты понял меня и осознал смысл моей игры. Отныне ты будешь именоваться Ра".
  Жрец с должным почтением внимал Шакти. Он знал, какое великое доверие ему оказано. Он склонился в поклоне, благодаря Шакти за новое имя.
  - Я - Ра, - пел бывший жрец, радуясь жизни, - Я - солнечный Бог.
  Он проводил рукой над землёй, и из неё появлялись ростки зелени, он дышал на бутоны, и они превращались в прекрасные цветы. Иногда Ра парил над землёй и переходил реки, не замочив ноги.
  Люди встречали Ра и поражались увиденному. Когда они заговаривали с ним, он улыбался, порой отвечая что-то непонятное, к делу не относящееся. Но если люди пытались найти в словах Ра смысл, они его находили, а если пытались применить сказанное в жизни, то она круто менялась.
  Порой Ра видели сразу в нескольких местах. Об этом люди узнавали позже, когда сопоставляли время и место. Молва о Ра разнеслась по многим городам. Поскольку он теперь не заходил в них, жрецы храмов использовали чудеса, творимые Ра, в своих корыстных целях. Они объявляли, что это их Бог делает невозможное, взглядом исцеляет больных, ходит по воде, светится и исчезает в видимом огне.
  "О Джайван!" - восклицали священнослужители в царстве Агоры. "О Рамкона!" - кричали люди в Вардване. "О Санат!", - ликовала толпа в других городах.
  Ра не жил в этом мире. Он был этим миром. Он был частью и целым, он был Ра, Унути, Шакти, Солнцем и каждым человеком, встреченным на пути.
  Однажды отряд воинов из близлежащего города встретил Ра, бредущего по холмам, и пригласил следовать с ними. Ра взобрался на лошадь и поехал вперёд, не слушая того, что ему говорят.
  На площади его приветствовала толпа людей: Ра узнали и посчитали хорошим знаком то, что он оказался в городе. "Сам Майарат пришёл к нам. Нас минуют болезни, горе, разбой. Никто не посмеет напасть на город, если в нём живёт Бог", - рассуждали люди.
  Ра слушал и улыбался. Где-то в глубине его памяти брезжили воспоминания о боге Рамконе, поселившемся в Вардване. Врагам не было никакого дела до Бога, но их очень интересовали его сокровища.
  Могущественная сила Шакти притягивала взоры, мысли, чувства. В глубине человеческих душ она поднимала пыль и преобразовывала её в формы. Тогда в человеке пробуждалось то, чего он сам о себе не знал: жадность, зависть, глухая злоба.
  Он начинал хотеть того, чего никогда не хотел, он начинал думать о том, о чём никогда не думал.
  Шакти была просто силой, но она разрушала несовершенные формы, потому что жаждала только красоты. "Люди, - думал Ра, - вы не догадываетесь, что со мной к вам в город пришла Шакти. Она будет играть с вами, и если вы не поймёте, что нужно играть вместе с ней, она разрушит вас. Вы начнёте рассыпаться, теряя форму, потому что Шакти будет требовать от вас построения самой совершенной формы, которую вы в состоянии вообразить".
  Жрецы забрали Ра в храм, где славили его как Майарата. Им было выгодно заботиться о нём. В присутствии Ра излечивались больные, на нищих появлялась одежда, в светильниках загорался огонь.
  - Ты можешь сделать так, чтобы в этом котле появился майван? Сегодня нужно устроить праздничный обед, - говорил жрец.
  И - чудо! - в котле уже варился майван, а по храму разносился запах специй. Ра никому и ни в чём не отказывал. Он делал всё, что его просили, иногда совершая благодеяния, а иногда и зло.
  - Пусть у него язык отсохнет, - кричал возбуждённый проситель, описывая бесчестные действия бывшего друга. Ра только улыбался, но человек лишался дара речи.
  - Пусть у него язва на руке появится, - требовал другой. Ра улыбался, но язва появлялась не у обидчика, а у того, кто требовал наказания.
  Действия Ра были нелогичны, не поддавались анализу и не могли быть предполагаемы. Скоро люди заметили, что суд Ра справедлив, что они поощрялись или наказывались не за видимое, явное, а за тайное, сокрытое. Многим это не понравилось, потому что их умыслы становились очевидными, многие считали себя несправедливо обиженными, потому что Ра не подчинялся их эгоистическим желаниям, наделяя их тем, чем считал нужным.
  Дары потекли в храм рекой, сделав его через несколько месяцев одним из самых богатых храмов в округе.
  - Наш Майарат - самый сильный Бог, - кричали жрецы. - Он делает чудеса. Приходите, приносите дары Майарату, он исполнит любые ваши желания.
  Ра улыбался и думал о том, какую игру затевает Шакти. Он всегда следил за тем, чтобы не упустить первого мгновения и не позволить Шакти убежать вперёд. Если бы это случилось, Ра стал бы игрушкой, а не игроком, а Шакти только бы посмеялась над опоздавшим. Шакти не признавала слабых, она не умела быть снисходительной. Она не хвалила, не радовалась, не благодарила - она было просто силой, ценящей тех, кто пребывал в равновесии, кто создал самую совершенную форму, на какую был способен. У Шакти не было друзей или врагов, с ней были те, кто вместе с ней играл в её игру.
  Шакти медленно кружилась вокруг города, заглядывая в дома и храмы, в лавки и на базары. Она искала совершенные формы, но не находила ничего. Ра улыбался, наблюдая за ленивым движением Шакти. Несмотря на её почти что бездействие, люди в городе стали крикливы и раздражительны, они затевали драки и спорили по пустякам. Ра исполнял все их желания, но от этого люди не становились лучше, добрее, уступчивее. Они злились, дрались, воровали. Однажды в сердце Ра как будто впилась стрела. Он вскочил и пошёл к жрецам.
  - Враги идут на город. Им нужны ваши сокровища. Что вы будете делать?
  - Мы будем защищаться.
  - Отдайте им всё, что у вас есть, и они пощадят город, - предложил Ра.
  - Нет, - сказали жрецы.
  - Нет, - ответили горожане, - мы будем сражаться, да и ты с нами. Ты ведь поможешь нам, Майарат?
  - Да, - улыбнулся Ра, - я спасу тех, кого можно спасти.
  Спасти не удалось никого. Город был разграблен и сожжён. "В какую игру мы играли сегодня, Шакти?" - спросил Ра. - "Разве ты не понял? Сегодня мы пытались сохранить те самые лучшие формы, которые я нашла здесь, но они всё равно не устояли под натиском более сильного ветра".
  Ра последовал за врагами, увозящими сокровища.
  - Смотрите, - кто-то заметил его, - бог Майарат идёт за нами.
  Воины притащили Ра в свой стан.
  - Почему ты не помог им? - смеялись они. - Или ты не имеешь силы? Наш Бог - сильнее. Наш Джайван не оставил бы нас в беде.
  - Что это у тебя? - воскликнул один из воинов, увидев за поясом у Ра жезл. - Дай сюда.
  Он выхватил жезл, повертел в руках и передал другому, чтобы тот посмотрел и сказал, что это такое.
  - Красивая штука, - сказал тот и передал третьему.
  - Этот жезл дал мне Рамкона. Он сказал, что сделает меня самым могущественным человеком Земли, - объяснил Ра.
  - Вот и отлично, мне он очень пригодится, - сказал воин, затыкая жезл за пояс.
  Утром военный стан поразила неизвестная болезнь. Несколько человек умерли в мучениях, другие корчились от боли, покрытые страшными язвами. Болезнь быстро распространялась, переходя от одного к другому.
  - Майарат, ты умеешь исцелять людей, - подошёл к нему начальник отряда. - Спаси моих воинов.
  - Хорошо, - согласился Ра, - скажи, чтобы нашли мой жезл, но не прикасались к нему. От него появляются незаживающие язвы.
  Жезл нашли у одного лежащего в бреду воина.
  - Спаси меня, Майарат, - попросил он, - посмотри на мои руки, посмотри на мой живот. Что случилось с ними?
  - Это оттого, что ты брал жезл руками и положил его за пояс. Не трогай чужих вещей. Ты ведь не знаешь, какую беду они несут тебе! Нужно двигаться к реке, и чем быстрее, тем лучше, - сказал Ра. - Все должны искупаться, а потом намазаться той мазью, которую я приготовлю.
  Воинам пришлось быстро собираться, но брать с собой награбленные сокровища они не могли, поэтому оставили их под охраной небольшого отряда.
  Через неделю, когда они вернулись, исцелившись при помощи Ра, сокровищ на месте не оказалось, а отряд был перебит.
  - О Майарат, ты могущественный Бог! Скажи, что нам делать? Если мы сейчас вернёмся домой, царь Агора накажет нас, а меня казнит, - сказал начальник воинов. - Или нам последовать за грабителями? Но где искать их?
  - Лучше ехать домой, к царю Агоре. Я поговорю с ним, - ответил Ра. - Если ты расскажешь ему всю правду, он пощадит тебя.
  Царь Агора уже знал о случившемся. Ему донесли, что воины возвращаются без сокровищ, но с богом Майаратом.
  - Это ты - Майарат? Разве ты не знаешь, что могущественнее Джайвана нет богов? - спросил он Ра.
  - Царь, у Бога много имён. Однажды ты познакомился с богом Рамконой. Помнишь, ты не верил в его силу? Смотри, бог Майарат может наказать тебя так, как наказал твоих воинов.
  Вперёд выступил начальник войска и рассказал Агоре всё без утайки.
  - Где этот жезл?! - вскричал царь.
  - Он у меня, - ответил Ра. - Посмотри, знаком ли он тебе?
  - Не подходи, Майарат, я узнал этот жезл и узнал тебя. Ты носишь в себе нового Бога?
  - Нет, царь Агора. Бог неделим, это люди делят его на части и называют их разными именами. Когда-то ты хотел построить храм Рамконе. Построил?
  - Нет, я решил последовать твоему совету и не вносить смуту в народ.
  - Ты правильно решил, Агора. Последуй ещё одному совету: впредь не пытайся завладеть тем, что принадлежит Богу.
  Ра, разговаривая с царём, наблюдал за Шакти, которая медленно кружила вокруг начальника войска.
  "Играй со мной, Ра, - предложила Шакти. - Этот человек построил красивую форму. Посмотрим, выдержит ли она сильный ветер".
  - Казнить его! - взгляд царя упал на воина.
  - Пощади его, Агора, - попросил Ра. - Он ведь честно воевал и честно рассказал тебе обо всём, что случилось.
  - Нет, не нужно, - вдруг вымолвил воин. - Я заслуживаю наказания. За мои ошибки меня следует казнить. Так требует закон.
  Шакти смеялась: "Ра, а он не поддался и выдержал бурю. Его форма может стать совершенной. Но пока это всё, на что он способен".
  Шакти, кружась, подлетела к царю.
  - Я не казню тебя, но ты должен покинуть город, - вдруг сказал Агора.
  Ра подошёл к воину и коснулся его лба: ослепительный свет залил покои.
  - Айкала! - кричала стража, вбегая в комнату, - но никакого огня не было. Царь Агора сидел совершенно один, уставившись прямо перед собой.


грани света