Грани света>Платонова Татьяна Юрьевна>День Новый

Книга 1-8 К концу больших циклов на нас обрушиваются не только катастрофы.

К концу больших циклов на нас обрушиваются не только катастрофы. К Земле лавиной несётся, космический Огонь, или новые энергии. Они нужны для следующего цикла развития. Вся тонкая структура Земли и людей наполнится новыми токами, впитает их и разрушится. Это может происходить несколькими путями: смещением оси вращения, столкновением с крупным космическим телом или прохождением около Земли такого тела, которое повлияет и на орбиту движения Земли, и на получение нами необходимого Солнечного света и тепла. Могут произойти и события, нам непонятные, на Солнце да и на Земле, но это уже от нашей воли зависит. Если Солнце на несколько дней погаснет, на Земле начнутся необратимые процессы. Кто выживет, тот об этом и напишет.
  — А бывало такое, что Солнце затухало?
  — Конечно, ведь существует и Солнечная пралайя. Солнце гаснет не постепенно, а сразу, вдруг, а за ним и все планеты Солнечной системы.
  — Так это же гибель всего живого!
  — Да, но потом всё начинается сначала, с учётом того опыта, что мы все накопили. Те новые токи, что мы восприняли в конце цикла, в любом случае пригодятся в следующем. По восприимчивости мы станем на голову выше.
  — Вроде бы и бессмысленно себя менять: не знаешь, когда что случится.
  — Вы об этом не думайте. Жить нужно всегда полноценно. Никогда и в мыслях не держите, что что-то делаете временно: делайте навсегда, но в любой момент будьте готовы встать и уйти. Речь о внутренней готовности, о непривязанности к тому, что имеешь. Вот вас, например, что-то удерживает?
  — Конечно. Работа, дочка, квартира. Сразу всё бросить не могу. Время нужно, чтобы дела уладить, определиться...
  — Вы подумайте об этом. Это не праздный вопрос, без его разрешения вы в своём духовном пути не определитесь.
  — Да зачем мне всё бросать или оставлять нужно?
  — Да не беспокойтесь, — заулыбался Иван, — это я вам идейку подкинул, над которой вам поразмыслить следует. Живите себе спокойно, работайте.
  "Ничего себе: живите спокойно, работайте, — подумал Николай по дороге домой. — А мысли куда деть? Вопросы-то остались неразрешёнными".
  Действительно, как быть с Ольгой? Есть ли смысл беседовать с ней? В глубине души он был уверен, что смысла нет, но появилась дилемма после разговора с Иваном. Поскольку Иван достаточно чётко изложил свою систему видения и настаивал на бессмысленности Ольгиного просвещения, Николай действительно из упрямства или сопротивления мог бы поговорить с ней. Наверное, раньше он так бы и сделал, но сейчас он подумал, что упрямство и сопротивление, возникающие от желания настоять на своём, ни к чему хорошему не приведут. Он просто поддастся собственным слабостям.
  "Да ведь Иван это специально сделал, — подумал Николай. — Это он из меня внутренние парадоксы вытаскивает. Поддамся я или не поддамся? Ясно здесь одно: нужно принимать в расчёт не доводы Ивана, его давление или игру, а обстоятельства дела. Как быть?" — "Ничего делать не нужно. Пусть всё остаётся, как есть", — прозвучал внутренний ответ. "Вот и хорошо", — решил Николай.
  Ольга на месте не стояла. Иван конечно же был прав: она начала укрепление горизонтального плана. Закон духовного роста требует именно такого подхода: взлет, остановка, укрепление позиций, потом следующий шаг. Если человек не построит горизонтальную площадку, ему не от чего отталкиваться. Он зависает в воздухе, его ноги беспомощно ловят опору, а её нет. Крылья пока слабоваты, на них одних не улетишь.
  Силы у восходящего человека сначала больше в ногах, и лишь потом, после многих ступеней, она перемешается вверх, к рукам и выросшим крыльям.
  Ошибка многих духовно растущих людей заключается в том, что эта ступень воспринимается ими как вершина. Взойдя на неё, они чувствуют нехватку сил и думают, что исчерпали все свои возможности. Это далеко не так: Свет только-только забрезжил в темноте, и все силы, отданные на его возгорание, — лишь крошечная часть из имеющих­ся в запасе в начале бесконечного пути.
  А силы придут, если вы призовёте их. Делитесь своим опытом, несите людям Свет, помогайте им, чем можете, молитесь, любите, щедро одаривайте людей теплом. Это и называется строительством опоры — когда то, что вы поняли в духе, вы несёте в жизнь, в обычный день.
  Хождение Ольги по обществам было не от безделья и любопытства, а необходимостью. Ей не только хотелось поделиться своим опытом, своими наработками — ей было чем поделиться. Очень многим людям она действительно бы помогла. С этим она и пришла к Николаю.
  — А что, если здесь, при редакции, организовать семинар? Чтобы люди приходили, опытом обменивались, делились внутренними переживаниями?
  — Да пожалуйста. Делайте, если у вас время и желание есть. Я на себя взять такое не могу.
  — А я могу. У меня план есть, система выстроилась.
  — Ольга, помещение я вам предоставлю, но об остальном сами позаботьтесь. Как людей привлечь, как их вести — думайте. Только безо всяких ясновидении, заклинаний и прочего. К знаниям их направляйте, от реальной жизни не отрывая.
  Николай согласился, но сам думал: "А не вредно ли? Куда она их заведёт?" А потом решил: "Да что случится-то, в конце концов? Если людям будет неинтересно, они все разбегутся. Насильно заниматься собой заставить нельзя".
  Два раза в неделю по вечерам Ольга вела свои семинары. Сначала было три человека, потом пять. Николай тоже пришёл, послушал: всё проходило достаточно интересно. Ольга не только делилась опытом, но и мудро наставляла людей, по крупицам давая им необходимые знания. Ей доверяли, слушали, советовались. Людей стало больше, но никто подолгу не оставался: одни приходили, другие уходили. Всех в основном интересовали вопросы бытовые, житейские, ведь не от хорошей жизни люди начинали поиск, а из-за неудовлетворённости, возникшей от плохих отношений дома, с детьми, с родителями, с начальством, с друзьями.
  От людей уходила радость, и приходило огромное количество забот, отнимающих силы, ничего не дающих, а только забирающих. Жизнь текла водой сквозь пальцы, годы летели — и что? В этом смысл жизни? В семье? В работе? В добыче куска хлеба?
  Многие такими вопросами задавались, а другие — нет. Одни что-то искали, другие тянули лямку повседневной безрадостности. Ольга много говорила о радости. Она вселяла в людей веру, учила вырабатывать в себе надежду. Энергии у неё было хоть отбавляй, и она ею щедро делилась.
  Постепенно людей стало больше. Денег здесь не брали, обстановка была комфортной. Сергей тоже как-то зашёл и, к удивлению Николая, сказал: "Польза от этого дела есть. Пока всё идёт прекрасно".
  — Вы же уверены, что путь-этот тупиковый, что тогда здесь прекрасного?
  — На этом отрезке пути Ольга все делает правильно. Она никому ничего не навязывает, предоставляет полную свободу. Люди раскрепощаются, открываются. Никакими тонкими явлениям, требующими видения и знаний законов другого мира, она не занимается, чакры они здесь не крутят, хвосты не обрубают, узлы не закручивают и, слава Богу, вместе не медитируют. Вреда нет, а будет ли польза, посмотрим.
  Ольга тоже заметила, что приходил Сергей.
  — Смотрите-ка, ходит, интересуется. Видимо, знать должен, чем другие живут-дышат. Может, пользы было бы больше, если бы мы все опытом обменивались. Но ведь один раз зашёл, а в другой не появится.
  — А что ему здесь делать? Он — мастер медитации.

— Да какой он мастер? Чтобы групповые медитации проводить, нужно не простым человеком быть, а с тончайшим видением. Вы же ответственность за людей берёте, вы их по тонкому миру ведёте, который сами знать должны лучше всех. Я понимаю, если человек обучался в Индии, Непале или где-то ещё в монастырях или у гуру, — но чтобы самому, по книжкам? Смешно и думать.
  — А вы разве не по книжкам?
  — Я с ними не медитирую, а знаниями делюсь. Результат есть — они с мёртвой точки сдвигаются, начинают своим внутренним миром интересоваться, понимают, что корень всех бед — в них самих.
  — Это правда, — согласился Николай. "Только почему мне всё это неинтересно?" — задал он себе мысленный вопрос.
  — А у вас путь другой, — объяснил ему Сергей. Николая больше тянуло на его занятия, там он углублялся в себя и постигал такие тонкости, до которых сам бы докопался не скоро.
  — Говорят, что в городе медитировать нельзя, а в группе и тем более вредно.
  — Действительно, в городе, в этом смраде, медитировать по-настоящему невозможно. То, что мы делаем, — это больше проникновение в глубины своего сознания посредством усиленного размышления. Но даже в этом случае вести вас должен знающий и видящий человек, которому хорошо известны все ловушки, подстерегающие вас на этом пути. В любом случае вы попадаете в тонкий мир, а он полон неожиданностей, о которых мало кто знает.
  — А вы видите и знаете? — решился Николай на прямой вопрос.
  — Да, я вижу и знаю, — коротко ответил Сергей, но не стал распространяться дальше.
  Почему-то Николай ему доверял. У этого человека всё было просто: "да" — это да, "нет" — это нет. С ним не требовались лицемерные ужимки, приторная вежливость, по нескольку раз произнесённые слова, демонстрирующие ваше неудобство по поводу возникших сложностей. В общем, вся эта цивилизационная мишура отпадала сама собой, и человек представал пред вами в истинном виде, таким, какой он есть. Николаю это было понятнее и приятнее. Условности мира, понимаемые нами как правила хорошего тона, на самом деле учат лгать и лицемерить. Если вы будете по-настоящему просты и чисты, то есть за каждым произнесённым словом будет стоять соответствующее действие, маску вежливости надевать не придётся. Сергей был ровен и доброжелателен со всеми, и у него были прекрасные манеры: Другие люди из кожи вон лезли, чтобы казаться воспитанными, но вместо этого производили впечатление лицемеров: сто раз извинятся, поулыбаются, зададут пустые вопросы. Настойчивое желание казаться хорошим, светлым, внимательным превращает людей в приторно-вежливых существ, играющих в определённую игру, видимую ясно всем остальным. Разве это — правила хорошего тона?
  За всеми действиями Сергея стояла искренность. И в медитациях не было никакой двойственности: каждый человек чётко осознавал, как и куда ему следует двигаться.
  — Хотите, мы рекламу в газете дадим, людей привлечём? — предложил Николай.
  — Нет, ничего такого делать не следует. Кому необходимо, тот притянется и останется.
  — Как люди притянутся, если они о вас не знают? Отсутствует информация, а в настоящее время это значит многое. Каждый Нужный и знающий человек, действительно могущий помочь, оказывается в информационном вакууме.
  — Не волнуйтесь. Законы пространства действуют по-прежнему. Ведь информация распространяется не только внешним, но и внутренним путём. Конечно, стало сложнее из-за насыщенности пространства низкими вибрациями, блокирующими другие энергии, но тонкие токи всё равно доходят до тех, кому они предназначены, или до тех, кто способен их воспринимать.
  Маленький Ольгин семинар постепенно превратился в большой. Народу приходило много. Ольга вела себя правильно: не столько говорила сама, сколько давала возможность говорить другим. А людям только того и надо было. Где ещё они могли высказаться? Она их учила вовремя остановиться и перевести разговор на другую тему. В общем, сказывался талант и опыт журналиста.
  Ольга написала небольшую книжку, своего рода методическое пособие для начинающих. Построенная в форме вопросов и ответов, она оказалась очень нужной, понятной, доступной.- Популярность Ольги росла, дел становилось всё больше, а времени на себя и вовсе не было. Внутренней работой Ольга теперь занималась в действии, в жизни, в суете дня.
  — У людей способности открываются, они распускаются, как цветы. Смотрю на них — душа радуется. Сюда они идут как на праздник. Знаете, многие слышать начали Учителя, они теперь сами вперёд пойдут, без моих подсказок.
  — А какого Учителя они все слышать начинают? — спросил её как-то Николай.
  — Каждый — своего. Потом, позже, продвинувшись на духовном пути, они начнут слышать настоящего Учителя.
  — Так, значит, сейчас они слышат ненастоящего?
  — Настоящего, но своего, индивидуального. Потом они поймут, что существует единый Учитель.
  — Единый — это тот, которого вы знаете?
  — Да, я доросла до его уровня.
  — А выше бывают Учителя?
  — Конечно. Лестница восхождения бесконечна. Мне тоже по ступеням её взбираться нужно. Но я уже какой-то путь прошла, а люди только на него вступили. Зря вы не идёте навстречу Учителю. Он дважды не зовёт. Потом будете раскаиваться, когда поймёте, что упускаете. У вас такие возможности, но вы ими не пользуетесь.
  Николай видел, что Ольга упорно карабкается вверх. В ней таилась гигантская внутренняя сила, хотя на первый взгляд это было незаметно. Ольгу приглашали в другие города, и изредка она уезжала, чтобы там прочитать лекции и рассказать о своём пути. Безусловно, она вызывала доверие, потому что сама прошла по тому пути, о котором говорила, а люди это чувствовали.
  Так незаметно прошло месяцев семь. Николай, который раньше ничего кроме своей газеты не видел, узнал, какова реальная обстановка в городе со всеми духовными и развивающими способности обществами и группами. Многие из них он посетил лично, понаблюдал, кто чем дышит, какую цель преследует.
  Было очевидно, что люди устали от однообразия и серости своей жизни, поэтому их влекло что-то необычное. Чувствительная человеческая душа легко отзывается на ласку, чудо, красоту, поэтому привлечь людей многозначительным словом, за которым они угадывали нечто таинственное не составляло труда.
  Особенно легко это удавалось людям умным, хорошо изучившим слабости человеческой души и знающим их психологию. Скажи человеку, что ты побывал в Индии и Египте, а потом помолчи, соблюдая необходимую паузу, и тут же начнётся скрытая возня: люди будут строить догадки о посвящениях, тайных встречах, мистериях. Это так просто — воспользоваться человеческой слабостью! Ведь люди хотят ощущать свою причастность к тайне, к мистическим событиям, к которым прикоснулись вы! Зачем же разубеждать их? Так начинает распространяться волна иллюзорности, создавая то псевдопространство, в которое втягиваются массы. Человек, его породивший, вроде бы и ни при чём, с внешней точки зрения, но с внутренней, с той, с которой на вас взирает ваша совесть...


грани света