Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Две жизни

Глава I У моего брата

События, о которых я сейчас вспоминаю, относятся к давно минувшим дням, к моей далёкой юности.

Уже больше двух десятков лет зовут меня "дедушкой", но я совсем не ощущаю себя старым; мой внешний облик, заставляющий уступать мне место, поднимать оброненную мною вещь, так не гармонирует с моей внутренней бодростью, что я конфужусь всякий раз, когда люди выказывают такое почтение моей седой бороде.
  Было мне лет двадцать, когда я приехал в среднеазиатский большой торговый город погостить к брату, капитану М-ского полка. Жара, ясное синее небо, дотоле мною невиданное; широкие улицы с тенистыми аллеями из высочайших развесистых деревьев посередине поразили меня своей тишиной. Изредка проедет шагом на осле купец на базар. Пройдёт группа женщин, укутанных в чёрные сетки и белые или тёмные покрывала, подобно плащу скрадывающие формы тела.
  Улица, на которой жил брат, была не из главных; от базара далеко, и тишина на ней стояла почти абсолютная. Брат снимал небольшой дом с садом; жил в нём один со своим денщиком и пользовался лишь двумя комнатами, а три остальные поступили всецело в моё распоряжение.
  Окна одной из комнат брата выходили на улицу; туда же смотрели два окна той комнаты, что я облюбовал себе как спальню и которая носила громкое название "зала".
  Брат мой был человеком очень образованным. Стены комнат снизу доверху были заставлены полками и шкафами с книгами. Библиотека была прекрасно подобрана, расставлена в полном порядке и, судя по каталогу, составленному братом, обещала много радостей в новой для меня, уединённой жизни.
  Первые дни брат водил меня по городу, базару, мечетям; временами я бродил один в огромных торговых галереях с расписными столбами и маленькими восточными ресторанами-кухнями на перекрёстках; в толпе снующей, говорливой, пёстро одетой в разноцветные халаты я словно бы оказался в Багдаде и всё воображал, что где-то совсем рядом проходит Алладин с волшебной своей лампой или бродит никем неузнаваемый Гарун-аль-Рашид. И восточные люди, с их величавым спокойствием, или же, наоборот, повышенной экзальтированностью, казались мне загадочными и манящими.
  Однажды, бродя рассеянно от лавки к лавке, я вздрогнул, как от удара электрического тока, и невольно оглянулся. На меня пристально смотрели совершенно чёрные глаза очень высокого, средних лет человека, с густой короткой чёрной бородой. А рядом с ним стоял юноша необычайной красоты, и его синие, почти фиолетовые глаза также пристально разглядывали меня.
  Высокий брюнет и юноша, оба были в белых чалмах и пёстрых шёлковых халатах. Их осанка и манеры резко отличались от всего окружающего; многие из прохожих подобострастно им кланялись.
  Оба они уже давно двинулись к выходу, а я всё стоял, как заворожённый, не в силах победить впечатление от этих чудесных глаз.
  Опомнившись, я бросился за ними, но подбежал к выходу из галереи в тот самый момент, когда столь поразившие меня незнакомцы уже были в пролётке и отъезжали от базара. Молодой сидел с моей стороны. Оглянувшись, он чуть улыбнулся и сказал что-то старшему. Но густая пыль, которую подняли три осла, закрыла всё, я больше ничего не мог видеть, да и стоять под отвесными лучами палящего солнца был больше не в силах.
  "Кто бы это мог быть?" - думал я, возвращаясь туда, где их встретил. Я несколько раз прошёл мимо лавки и, наконец, решился спросить хозяина:
  - Скажите, пожалуйста, кто эти люди, которые только что были у вас?
  - Люди? Люди много ходила сегодня мой лавка, - хитро улыбаясь, сказал он.
  - Только твой, верно, не люди хочет знать, а один высокий чёрный люди?
  - Да, да, - поспешил я согласиться. - Я видел высокого брюнета и с ним красавца юношу: Кто они такие? - Они наша большой, богатый помещики. Виноградники, - оуяй, - виноградник! Ба-а-льшой торговля ведёт с Англия.
  - Но как же его зовут? - продолжал я. - Ой-я, - засмеялся хозяин. - Вся горишь, знакомиться хочешь? Он - Мохаммед Али. А молодой - Махмуд Али. - Вот как, оба Магометы?
  - Нет, нет, Мохаммед только дядя, а племянник - Махмуд. - Они здесь живут? - продолжал я спрашивать, рассматривая шелка на полках и соображая, что бы такое купить, чтоб только выиграть время и выведать ещё что-нибудь о поразивших меня незнакомцах.
  - Что смотришь? Халат хочешь? - подметив мой парящий взгляд, спросил хозяин.
  - Да, да, - обрадовался я предлогу. - Покажите, пожалуйста, мне халат. Я хочу сделать подарок брату. - А кто твой брат? Какой ему вкус?
  Я понятия не имел, какие халаты могут нравиться брату, так как ни в чём другом, как в кителе или пижаме, пока ещё не видел его.
  - Мой брат - капитан Т., - сказал я. - Капитан Т.? - вскричал с восточным азартом купец. - Я его хорошо знай. Ему уже есть семь халатов. На что ему ещё?
  Я был смущён, но, скрыв своё замешательство, храбро сказал: - Он их все раздарил.
  - Вот как! Наверное, друзьям в Петербурге посылал. Ха-а-роший халаты покупал! Вот, смотри, Мохаммед Али для своя племянница велел прислать. Ой-я, халат!
  И купец достал из-под прилавка чудесный розового тона халат с серовато-лиловыми матовыми разводами. - Такой мне не подойдёт, - сказал я. Купец весело рассмеялся.
  - Конечно, не подойдёт; это женская халат. Я тебе дам вот, - синий.
  И с этими словами он развернул на прилавке великолепный фиолетовый халат. Халат был несколько пестроват; но тон его, тёплый и мягкий, мог понравиться брату.
  - Не бойся, бери. Я всех знаю, Твой брат -приятель Али Мохаммед. Мы не можем продавать его приятелю плохо. Твой брат - ха-а-роший человек! Сам Али Мохаммед его почитает.
  - Да кто же он, этот Али?
  - Я же сказал, - большая важная купец. Персия торгует и Россия тоже, - ответил хозяин.
  - Не похоже, чтобы он был купец. Он, наверное, учёный, - возразил я.
  - Ой-я, учёный! Учёный он есть такой, что и у твоя брат все книги знает. Твоя брат тоже ба-а-льшой учёный. - А где живёт Али, вы не знаете? Купец бесцеремонно ударил меня по плечу и сказал: - Ты, видать, здесь мало живёшь. Али дом - напротив твой брат дом.
  - Напротив дома брата очень большой сад, обнесённый высокой кирпичной стеной. Там всегда мёртвая тишина, и даже ворота никогда не открываются, - сказал я.
  - Тишина-то тишина. А вот сегодня будет не тишина. Приедет сестра Али Махмуд. Будет сговор, пойдёт замуж. Если ты сказал, Али Махмуд красавец, - ой-я! Сестра - звезда с неба! Косы до пола, а глаза - ух Купец развёл руками и даже захлебнулся. - Как же вы могли видеть её? Ведь по вашему закону покрывала нельзя снимать перед мужчинами?
  - Улица нельзя. У нас и в дом нельзя. А у Али Мохаммед все женщины дома ходит открыта. Мулла много раз говорил, да перестал. Али сказал: "Уеду". Ну, мулла и молчит пока.
  Я простился с купцом, взял покупку и пошёл домой. Шёл я долго; где-то свернул не в ту сторону и с большим трудом отыскал, наконец, свою улицу.
  Мысли о богатом купце и его племяннике путались с мыслями о небесной красоте девушки, и я не мог решить, какие же у неё глаза: чёрные, как у дяди, или фиолетовые, как у брата?


грани света