Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 8.

Смирение ученика выявляется ярче для него самого, когда он долго не встречался с каким‑либо человеком и сразу был поражён его изменившейся внешностью, со всеми типичными чертами старости и убожества. Тогда читается на образе человека его внутренняя духовная бедность. И ученик, сознавая своё великое счастье близости к Учителю, благоговейно благодарит свой путь Земли, яснее и ярче сознавая своё мало заслуженное богатство; и смирение, любовь к человеку, как цели дел Учителя, пробуждают в нём новую волну Света, новую силу служения и мира.

Ученик‑строитель, если не готовится к встрече, которую ему посылает Жизнь, равен тому человеку, который отнёсся к встрече легкомысленно, то есть счёл её случайной, не всмотрелся в человека и потерял момент протекавшей Вечности.

Пробудить во встречном какие‑то высокие чувства и силы не составляет задачи ученика как проповедь словом. Но собственным примером, атмосферой, связанной с сиянием Чаши Учителя, создаваемой мыслью ученика о сияющей между ним и встречным Чаше Учителя, обязан ученик быть толчком, прободающим мысль к новому, иному, никогда раньше не бывшему направлению чувств и мыслей встречного человека.

Не думайте, что всё то, что я говорю вам сейчас, обязывает сознание человека только в плане Земли. Мой путь, как и путь каждого сознания, вошедшего в орбиту Действий Учителя, совершенно такой же, по внутренним, нигде не писанным правилам духовного созревания, хотя вы и живёте по законам вашего, вернее, нашего Круга, живёте на Земле, по иным законам материи, в совершенно ином составе самой материи.

Но путь развития духа каждого существа, если это существо шло, идёт и хочет дальше идти к Свету, совершенно одинаков. Нельзя начать свой путь ученичества и освобождения, если не понять первое свойство: осознать своё место во Вселенной и двигаться в действиях дня именно в этом законе Вечности.

Часто я вижу людей нашего Круга в великом томлении духа, в тяжкой скорби от невозможности избавиться от той или иной физической или духовной страсти.

Если к вам прибегают как к защите, моля о помощи, старайтесь всегда внести в дух человека красоту и улыбку, старайтесь указать огромное поле действий, где человек уже достиг результатов, радующих его самого, и никогда не корите человека повторными видами его запоя, будь тот запой физический или моральный.

По собственному опыту лично моих земных страданий могу сказать, что люди придают слишком много значения физическим страстям, специфическим страстям тела. Все страсти тела, если они не вредили никому, кроме самого человека, не переходят как влияния грязные и болезненные в дальнейшую жизнь человека. Они ужасны только тогда, когда поражают заразой разврата и муки окружающих людей. Тогда они остаются язвами на теле, и человек во власти кармической на многие века.

Каждый страдалец, страсть которого становится тем или иным видом запоя, должен бдительно наблюдать себя, чтобы как можно короче было время его выпадения из жизни двух миров. Самые преступные страсти, если человек ясно сознаёт их нежелательность, происходят потому, что он позабыл о Чаше Учителя, выпал из Круга, ибо не снёс туда чащу своего труда вечером и не взял её там утром, осознавая своё творческое место во Вселенной. Человек прошёл свои вчера, сегодня, завтра, как своё место одной Земли, и зверские страсти охватили его тело, мысль и дух.

Страшно человеку, если мысль его извратилась сегодня на час, завтра на два и т. д., ибо привычка, не побеждаемая любовью, Светом и миром с самим собой, может привести к уродливым картинам фантазии, в которые вовлекаются окружающие люди. Не сила воли может лечить запой страсти, не жалоба и мольба к кому‑то о помощи, но ясно видимый Свет чаши, который не померк от собственной слабости духа.

Можно крепко согрешить. Выпасть из двух миров. Но падение не должно пригнетать дух. Губы не должны шептать: «не могу», но сердце должно крепче утверждаться в верности Учителю, и тогда мысль ярче сверкнёт, а губы произнесут внятно: «превозмогу».


грани света