Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 5.

Моё «новое» столь легко и прекрасно, что даже эти значительные слова не могут передать всей глубины моего великого счастья.
  Чем освобождённее мой дух, тем я ближе и яснее вижу на Земле всё то, чему меня посылают служить.
  Некоторая поражающая меня странность моего зрения заключается в том, что я чётко вижу то, на чём мне надо сосредоточить своё внимание. И, будучи сосредоточено, оно беспрепятственно проникает во всю атмосферу указанного мне существа, то есть я читаю в сознании человека его прежние жизни, его настоящее состояние мыслей и чувств, а также вижу все его возможности роста и развития.
  Когда я бываю послан на какой либо урок, мне не приходится, как это бывало раньше, собирать весь свой такт и приспособления любви, чтобы так подать переданное мне слово человеку, чтобы все его лучшие стороны пробудились и мысли поднялись вверх.
  Как только я подхожу к посылаемому человеку, я так радостно и крепко держу мою чашу, что Свет её заливает всю атмосферу человека; и о ней – чаше – мне больше не приходится думать. Чаша и моё сердце едины: все мои мысли сосредоточиваются на Чаше Учителя, которую вижу стоящей между мною и встречным. В Свете Учителя я нахожу силы включить его в орбиту Учителя; встреча становится легка и радостна человеку, как и мне самому.
  Всякие затруднения, исходящие из возбуждённости и раздражительности человека, которые мешали мне раньше, ибо я не мог удержать равновесия и непоколебимой гармонии в себе, теперь не существуют. Ибо уже не «слова» от ума я понимаю, когда отдаю себе отчёт в том, как я перенесу Свет в атмосферу человека. Я не «думаю» уже о собственном ровно горящем Свете. Я просто живу и действую в той гармонии, где Свет во мне мигать не может.
  Проходя по времени Земли, я отлично различаю день и ночь, время года, даже утро и вечер; но всё это уже не составляет каких либо моих условностей и связанной с ними манеры действий. Всё это учитывается мною как условности тех людей, к которым меня направляют.
  Для чего я говорю всё это вам? Только для того, чтобы вы видели и понимали, что правила внутреннего поведения, переданные вам от Учителя и продиктованные вам (ранее. – Ред.), составляют и мои правила духовного поведения по отношению к Земле.
  Разорвать какие либо цепи связи с Землёй я не могу безнаказанно, как и каждый человек Земли не может, без ущерба самому себе, нарушить свои духовные законы Света, которые постиг и в которых творит своё дело Вселенной, в своих обстоятельствах, в своём месте и времени.
  Путь человека на Земле, если он однажды понял, что храм и святыня Земли, прежде всего, – алтарь его собственного сердца, что всюду звучит атмосфера мира, если звучит в ней он, всегда путь великий.
  Как бы скромны ни были его возможности творчества, и пусть его силы охватывают лишь маленький круг таких же скромных людей, но звучание ноты его сердца сливается с тем лучом Вселенной, в который переносят его энергию Света невидимые труженики.
  Распространять свои познания как профессию проповеди ни один чистый человек не должен. Не раз говорил Учитель, что «слово» – самое слабое, что может сделать человек. Но действия его – чистые, благожелательные мысли. Спокойное бесстрашие – постоянная мысль о Чаше Учителя, стоящей между учеником и прохожим человеком, – вот та атмосфера деятельности, в которой трудятся ученики строители, независимо от их воплощения или развоплощения, возраста и времени.
  Пространство, которое уже давно перестало для меня существовать, сейчас существует только как огромные пласты вибраций разного характера. И проходя лёгкие или тяжёлые пласты, я не замечаю их иначе, как колебание пламени в сознаниях, населяющих эти пласты.
  Но где бы ни приходилось мне промчаться, мой Свет – Сосвет с Учителем – не мигает. Те же, кого я отыскиваю или кого сопровождаю, не могут удерживать своего пламени ровно. Их страдания происходят от напора негармоничных волн. Но это тоже подобно Земле, где трудно человеку удержать равновесие под влиянием тяжёлой атмосферы, созданной больницами, бойнями, домами безумия, кабаками, тюрьмами и т. д.
  Проходя день, человек несёт в себе целые короба эгоизма и мыслей о себе, в отрыве от Вечности. И даже склоняясь к большим годам, всё не может отделаться от личных желаний, тщеславия, желания играть роль и думать о себе как о чём то очень большом.
  Когда видите людей, приведённых жизнью к внешнему убожеству беспомощной инвалидности и всё же жаждущих каких то внешних перемен и разнообразия, мечтающих о развлечении и привлечении к себе внимания, хотя бы через своё убожество, стройте им немедленно защитную сеть и несите их чашу в свой Круг.
  «Их» чаша – будет Свет вашего сердца. Вы вберёте в себя волю – Любовь Учителя, и она станет Светом вам, а через вас – несчастному созданию, думающему, в свои 75 лет, что у него ещё есть «завтра» и не действующего в своём сегодня.


грани света