Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 34.

Способность моя переключаться от одного труда к другому стала гораздо шире и легче. Раньше каждый перерыв, каждое новое, внезапно ворвавшееся в мою работу чьё‑то духовное движение вызывало во мне нечто вроде остановки. Я точно не сразу мог начать действовать, если что‑то разрывало мою энергию и, главное, направление её. Теперь я совсем не перестаю действовать в том направлении, где был прерван, а принимаю и новую задачу, продолжая первую.

Иногда на меня сыпятся несколько задач сразу. И я легко делаю несколько дел, если ни одно из них не заставляет меня отойти на чрезвычайно большое пространство.

Снова мне вспоминается земной артистический труд, когда я один разыгрывал пьесу за два, три, а то и пять лиц. Там я легко соединял в своём сознании несколько психологий, несколько путей вымышленных людей, предлагаемые как куски жизни и переливал их в великую ценность – слово.

Вероятно, эта земная практика умения входить в жизнь вымышленных людей помогла мне и здесь легче вбирать в себя понимание духа и мыслей зовущих меня людей Земли.

Но как разнится теперь для меня «ценность» слова. Теперь, когда меня может понимать на Земле только тот, кто в силах слышать слова безмолвия, слово, как понятие, как «способ» мыслить, чтобы действовать, – перестало существовать.

Каждое слово стало осколком, мельчайшей пылью той атмосферы, из которой оно выросло, от которой откололось. И то, что так трудно человеку на Земле, слово – видение, выросшее результатом каких‑то движений атмосферы самого человека; атмосферы его сердца, перелитой в труд, в котором непременно должен по‑настоящему жить дух, чтобы слово стало пламенем между актёром и залом, теперь это слово не существует для меня. Всякая моя мысль уже есть действие. Иногда не успевает человек обратить ко мне своей просьбы, как я уже ему шлю лавину силы. И сам вижу: слово было не нужно, человек утих и нашёл нужный ему выход. И кажется человеку, что не я ему помог моей заботой, а сам он нашёл разрешение мучившей его задачи.

Как хотел бы я, чтобы люди Круга не видели во мне заоблачного и недоступного им хранителя, а знали меня как простого слугу, или равного труженика светлого человечества.

Мой привет О.Н. Напомните ей, что Уч. Г. всё время с нею, и ей нет никаких причин огорчаться задачами Земли. Если эти задачи мало могут быть сдвинуты во вне, – людям Владыки Карм шлют её, чтобы иметь возможность за них заступиться в их тяжёлый момент. Ей же только помнить, что её всё личное окончено.


грани света