Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 29.

Всегда беседа невидимого друга с человеком Земли, если это единица Светлой Вселенной, – бывает опекаема целым защитным кольцом радостных, усердных слуг светлого человечества. Но это далеко не значит, что человек Земли может быть инертен и не заботиться сам о наибольшем покое, какой в его власти предоставить для беседы своего невидимого друга.

Всякая земная жизнь человека может услышать и голос безмолвия, и записать речь невидимого сотрудника второго мира. Ибо каждая форма Земли есть Жизнь, временно принявшая земную форму. Следовательно, в каждой форме может сочетаться сознательно два мира; и сердце, и сознание каждого уже есть та среда, где сознание может действовать в двух мирах.

Но, увы, может ещё не значит – будет. Для того, чтобы человек Земли мог не только услышать, но и действовать, как посредствующее звено между людьми Земли и творящими неба, он должен войти в те вибрации чистоты, где нет личного корыстолюбия, личного стремления к власти и личного восприятия каждого человека как одной земной, личной, выгодной или невыгодной, но покоряющей дух любви.

Много есть записывающих слова невидимых хранителей людей Земли. И всегда зависит от человека Земли, от чистоты его пишущей руки, что может вместить его запись. Может быть, что опекающий своего земного друга, труженик второго мира так тяготится постоянно ломающейся линией мыслей человека, так тяжело переносит его мелькающие то здесь, то там огоньки мелких, но всё же раздирающих покой небесного друга, страстей, что в связь, несмотря на всю охрану, врываются шутники астрала. И речь, приготовленная Владыками Карм для помощи людям, речь, полная доброты и простоты, становится витиеватыми изречениями, иногда просто лишёнными здравого смысла Земли, а иногда уносящая фантазии людей в несуществующие и никого не удовлетворяющие мечтания.

Люди, читающие речь своего невидимого наставника, должны быть бдительны в распознавании даваемых им наставлений. Не всякие наставления человек может сейчас же превратить в своё активное действие Земли. Но, если наставление дано, человек всегда может разобраться, реально ли оно; может ли оно быть достигнуто когда‑то; может ли оно стать движением его собственных аспектов Единого, если в самом человеке будет подниматься его воспитательная работа над самим собою.

Указания, которые даются людям определённого Круга, всегда могут быть достигнуты как реальная деятельность простого дня теми людьми, которые знают и свой Круг, и свой провод.

Но, как и всему в Светлой Вселенной, человеку Круга нужна верность до конца. Нельзя сегодня читать и восхищаться, а завтра пойти действовать и лить во все свои действия яд раздражения и половинчатости. Нельзя сегодня читать и верить, принимать мудрость и любить, а завтра улыбнуться скептически и нести яд компромисса и скепсиса в свои встречи и дела.

Всё, что есть у человека священного, – это именно его действия, а не то, что в дне встретилось и поглотило его внимание своим величием. Если в сердце человека на одну сотую секунды мелькнуло чувство горечи или зависти, если о ком‑то сказал себе: «Он вовсе не достоин таких почестей или такого отношения», – это мимолётное отрицание Жизни проявилось во втором мире самого человека густым, тёмным облаком, и не пропустит оно человека в какое‑то чистое русло, где живут и действуют утверждающие Жизнь и Её действия, а не отрицающие Её.

Одно мимолётное радостное благословение при виде чужой благоприятной жизни, одно мгновенно мелькнувшее моление: «Подай Тебе, Великая Матерь, до конца дней Твоих сохранить блага и вскрыть в себе Свет», – проводят целое кольцо людей так высоко и в такой мир, что сила Света Учителя становится нередко атмосферой вечной так утвердившего Жизнь человека.

Чем дальше и выше идут люди Круга за своими наставниками, чем нерушимее становится их самообладание, тем большие перемены происходят в их психике, и тем легче, проще, веселее им жить каждый текущий день.

Прочная связь человека со всеми его вольными и невольными встречными зависит не от его внешней воспитанности. Но от расширяющейся его мысли, от ведущей к милосердию доброты, заставляющих уста улыбнуться там, где у слепого и эгоистичного кривится рот слезой и выбрасывает фонтан раздражения и порицания.

Следите за собой и всеми в ваших встречах, чтобы Сила Света Учителя могла литься ровно и воля‑любовь Его могла проникать Светом в ауры собеседников.

Нет у меня засорённых путей к беседам с вами. Но, если сами знаете, где пишущие руки нередко ошибаются, ибо застревают в неоконченной борьбе со страстями, не корите их, но шлите усиленную помощь им священным благословением.


грани света