Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 20.

Самое тяжкое препятствие человека на его жизненном пути – страх. Нельзя исчислить всех форм, какие принимает страх в психике человека. Наиболее тяжёлые формы истерических и психических заболеваний вырастают в организме человека из зёрен страха.

Чем же должен добиваться в себе человек‑ученик, занявший место в Кругу строителей, победы над ужаснейшим чувством страха? Ученику верному до конца, легче победить страх смерти, ибо он знает, что нет ни смерти, ни одного временного, вырезанного из вечности Жизни, существования, чем, сталкиваясь ежеминутно с рассыпанными, как раскалённый песок, вибрациями страха, стоять в непоколебимом бесстрашии среди мечущихся, расстроенных ужасом людей.

И происходит это во всех наблюдаемых и опекаемых мною жизнях только потому, что в душе самого ученика нет устойчивого самообладания, где он мог бы уверенно держать руку Учителя, соединяя в себе два труда, труд свой и труд Учителя.

А между тем, только тогда и будут в ученике соединены два мира, когда он чётко живёт, держа руку Учителя, не разлучаясь с Ним; и, наоборот, вводит каждого в ту атмосферу сотворчества с Учителем, в которой может каждый получить и отдых, и защиту.

Как легко было бы жить ученику‑строителю свой земной день, если бы он шёл его в том мужестве, где невозможны слёзы. Надо чрезвычайно углублённо осознать великие слова: «те очи видят ясно, что не плачут». В этой коротенькой фразе раскрыто человеку всё существо борьбы страстей, борьбы личного и вечного в человеке. Когда вечное совершенно победило личное, нет места чувствам и мыслям одного мира. Вся сияющая лестница восхождения духа видна с каждого места Земли, где живёт и трудится человек, и ни одно место Земли не является только временным местом, но ощущается и местом всей Вселенной, хотя бы люди, с которыми приходится действовать, вовсе не знали психики человека и даже презирали его доброту, смотря сверху вниз на его поведение.

Никогда поведение человека‑ученика не будет ученическим, если слёзы разбередили в нём его физический проводник и душу. В смятении, в растерянности не может ученик ни услышать голоса безмолвия, ни интуитивно почувствовать, как ему поступить. Ибо интуиция есть ничто иное, как чистая сила человека; его святая святых, в которой лежат все творческие возможности человека. Это и есть высшее «я» человека, которое подаёт свой совет, если человек в полном самообладании, если он спокоен, ибо воспринял всю земную жизнь как движущееся мгновение Вечности.

И тогда чистота его святыни, не поколебленная никакими вибрациями суеты, может воспринять помощь незримых хранителей, которая выразится в словах, подсказанных человеку его интуицией.

Я знаю, что то, о чём я говорю сейчас, дело очень трудное для человека. Каждое существо обуреваемо страстями. Каждому хочется ощутить жизнь и её многоголосие вокруг себя. Каждый считает себя одиноким, если не раздаются возле него призывные голоса земной жизни с её любовью, славой, радостями признания за талант и т. д. Но вся эта психика, такая естественная на Земле, такая всегда прежде понятная и властная, – теперь видится мне как простой, элементарный путь, только после которого начинается радостное понимание всей Жизни и не менее радостное счастье Ей служить.

Всё, что я говорю, не имеет ничего общего с аскетизмом, с отречением от личного счастья, с монашеским отрицанием жизни. Это только указывает вам, как перерождается психика человека после того, как он потерял способность плакать.

Сила духа ученика устанавливается в ровно горящее гармоническое пламя только тогда, когда самое понятие «слеза» сгорело. И только с этого момента человек в действительности стал слугой двух миров; тем слугой, на которого может положиться Учитель.

Раскрытый Свет в человеке – это и есть та его неустрашимость, в которую он вошёл не умом или духом, но всем своим существом. И «день» его несётся не по делам и встречам Земли, но по делам и встречам Учителя, где Он пролагает путь каждому существу к более высокому благородству и чистоте, а для этого посылает ему ученика, как своего гонца и друга встречному, ученика, не умеющего плакать.


грани света