Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 14.

Страшная или лёгкая карма, которая связывает земное существование людей, не играет роли, как сами по себе существующие факты, факты страстей мщения и вражды или благодарная связь за оказанную помощь и спасение.

В нашем мире нет фактов в отрыве от сети духовного творчества. Этого разрыва между физическим и духовным действием нет, конечно, и на Земле. Но людям не видна та атмосфера их духовного творчества, в которой они принимают и подают действия в текущем дне. Люди не видят даже мыслеформы каждого своего слова. Более чуткие и духовно развитые сознают и ощущают атмосферу каждого встречного человека. Стараются понять её, увидеть очами духа и оценить жизнь встречного, чтобы не допустить создания в себе малейшего намёка осуждения.

Но видеть глазами физического тела люди вашего и моего Круга на Земле не могут. Слишком высокой должна быть ступень чистоты и гармонии человека, чтобы телесные глаза могли видеть ясно среди атмосферы страстных эманаций окружающего.

В один из разговоров Великий Старец Р. сказал мне: «Твой путь защиты лёгок тебе, ибо люди Земли никогда не были тобою осуждаемы, пока ты жил на Земле. Поэтому между тобою и любым поручаемым тебе человеком не встаёт стена враждебности. Объясни людям Круга, что всякий, даже самый легчайший, намёк на недоброжелательство и осуждение встречного имеет в своей основе прежнюю, вековую вражду. И если люди стремятся к одной духовной цели, но всё же сознают и чувствуют, что не могут вплотную подойти друг к другу так, чтобы гармония Света каждого сливалась в общий столб Света, надо глубоко призадуматься и бдительно распознать, на чём лежит плёнка тончайшая, но всё же плёнка отчуждения.

Что глубина отчуждения лежит в вековой, не совсем законченной вражде и борьбе, – это должно быть аксиомой для каждого ученика. Но не на этом прошлом надо останавливать своё внимание, а на текущем “сейчас”.

Надо бдительно разобраться, в каком уголке собственного сердца лежит затаённая требовательность к человеку вместо до конца подаваемой ему любви и поклонов его Единому в тех форме, чистоте и радости, которых могла достигнуть временная форма ближнего.

Никто, кроме самого ученика, не виновен в складывающихся тех или иных отношениях с людьми. Как тоже никто, кроме самого ученика, не виновен в его внешних обстоятельствах.

Люди Круга давно знают одну из великих истин своего земного существования: и тело, и окружение – всё есть карма веков.

А что сможет внести в каждое данное “сейчас” ученик‑строитель в свои встречи и дела, он тоже знает. Ибо чистота его сердца – есть единственное “масло” любви, горящей в его чаше».

Владыка умолк, и долго ещё я видел, как Его великая, тихая и благодатная любовь летела огромной силой к нашему Кругу и подталкивала к нему сотни мелких звёздочек, бившихся в тумане и путанице собственного сознания.

Наиболее действенный урок каждого человека Круга заключён в том, чтобы ясно распознать в себе отношение к каждому человеку и не заблудиться в сумятице между умственным желанием: «Хочу принять человека таким, как он есть» или сиянием сердца послать ему теплоту молитвы: «Будь благословен таков, как ты есть».


грани света