Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 13.

Степень ясности моего зрения ещё увеличилась. Я говорил вам, что воспринимаю человека в его целом, а не только отрезком данного воплощения. Теперь же я читаю не только всё пережитое человеком; но ясно вижу все картины его окружения, всю его борьбу, победы и поражения. Отсюда и отношение моё к людям Круга стало иным. Нет больше вое‑приятия данного «сейчас» чьего‑то в отрыве от всей логики его существования.

Теперь мне понятны некоторые области, которые раньше я видел, как туманные пятна, вроде того, как с Земли виден Млечный Путь. В этих областях сосредоточены связанные тесными и ужасными кармами люди. Один из таких страшных узлов мне показал недавно мой Учитель, когда я находился с Ним в Его башне. Когда Учитель включил какой‑то мне неведомый и непонятный аппарат на одном из его столов, мне стала видна вся атмосфера мутного пятна как бы через увеличительное стекло.

По краям пятна находилось множество теней, как бы замерших в молитвенном покое. Они были точно оранжево‑жёлтыми. Но чем дальше вглубь, тона теней были всё гуще; набегали багровые тени; мелькали огненные и чёрные молнии и слышались как бы страшные удары мечей и грохот выстрелов. Я не мог понять, о чём говорил этот остров застывших теней.

Учитель объяснил мне, что это не застывшие тени а, наоборот, почти все из них уже не однажды перевоплощались; но связанные между собой ужасом Варфоломеевской ночи, не могут отойти от этого острова предательства и лицемерия, так как ни один не нашёл в себе сил любя простить своих врагов и убийц; любя защитить их своими молитвами и благословением, так велики были их страдания, вынесенные в эту ночь на Земле.

Многие обрели уже, в неоднократных воплощениях, мир. Они стоят по краям круга в мире и спокойствии, не смешиваясь больше с хаосом центра. Но благословения своим врагам, полного им всепрощения и доброжелательства, они обрести ещё не могут. Мало того, являясь в полном смысле слова культурными людьми Земли в своих последующих воплощениях, они не могли не только благословить своего земного дня, но не могли найти ни личного счастья, ни друзей, ни радости.

Прожив в тоске и унынии, приобретя новую культуру ума, новую цивилизацию сознания, они остались духом на той же ступени осуждения и требовательности. И вот, мчатся века, а простивших и благословивших жизнь в своих врагах из них так мало, что даже объёмы мутного пятна не изменились.

Отойдя от аппарата, Вел. Вл. сказал: «Вот Я напомнил людям Круга, что есть доброта. Никакие добрые дела не свидетельствуют об истинном духовном росте человека. Все, стоящие мирно в этом кругу, сходили на Землю как деятели своих государств. Они были много полезны людям; но доброта их была подаваема только для того, чтобы видеть последствия благодарных, получивших себе что‑то от человека. Давал он, не Единого в человеке видя, а существо ниже себя стоящее, которому благодетельствовал, если то не было существо враждебного лагеря. Чувства вражды и требовательности стояли первыми вехами поведения. Чувство ненависти к врагам не знало пределов, хотя ни один не помнил своего ужасного прошлого этой ночи. И, кончая земное воплощение, они попадали в ту атмосферу, которую сеяли вокруг себя.

Передайте людям Круга: не один мир в сердце, как сокровище в себе охраняемый, важен в деятельности человека. Важны раскрытые глаза на вечное существование человека.

Кто бы ни встретился, как сожитель по общей квартире, как враг, не допустивший ученика к счастью, – все должны быть помянуты в благословенной молитве Кругу.

И только благословенная молитва о врагах, о непонимающих и отрицающих, молитва, не знающая осуждения, даёт возможность человеку миновать места старинной кармической связи и подняться в ту атмосферу, где Свет льётся ровными гармоническими лучами.

Но раньше, чем пролетать бесстрашно над очагами ужаса, надо на Земле уметь раскрыть внутренне каждому свой гармоничный Свет. А эта ступень достигается только тогда, когда человек научился доброжелательству без осуждения. К этой силе духа надо привлечь всю бдительность».


грани света