Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна> Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 2.

Наставление 20.
Самое тяжкое препятствие человека на его жизненном пути – страх. Нельзя исчислить всех форм, какие принимает страх в психике человека. Наиболее тяжёлые формы истерических и психических заболеваний вырастают в организме человека из зёрен страха.

Наставление 21.
Все препятствия в строимом дне, вернее, всё то, что кажется препятствием к достижению в себе Света и мира, всё, что побеждено любовью, – всё это даёт только тот результат, невидимый встречным, при котором атмосфера вокруг человека становится гармоничной для сотрудничества Учителю.

Наставление 22.
Наблюдений над Землёй, как понимают это слово люди, для меня больше нет. Самое понятие «наблюдение» получило для меня совершенно иной смысл. «Наблюдение», о котором говорит мне Учитель, поручая мне какого‑либо человека, означает блюсти бдительно человека, охранять всячески весь его путь и, в особенности, ту фазу его пути, в которой он мне поручен. Более, чем когда‑либо, я оценил великие слова Учителя: «Мгновение – и кончено воплощение.

Наставление 23.
Чрезмерные мысли о себе, как пути к Учителю, так же вредны человеку, как и всякие мысли, центром которых стоит личность человека. Сознание себя всегда единицей двух миров, сознание каждого всегда такою же единицей – самый верный путь поведения человека в его простом трудовом дне. Такое состояние духа, имеющее в себе понимание Вечности, движущейся в живых формах Земли, уже создаёт Учителю возможность через благоговение ученика включать встречного в свою орбиту.

Наставление 24.
Чем ближе я подхожу к моему и вашему Кругу, чем выше те мысли, которые я могу развивать в беседах с вами, тем яснее понимаю величайшие слова: «Всё – в себе». Да, неизмеримы и беспредельны достижения человека; но все они суть ничто иное как победы страстей его собственного сознания, победы в самом себе, достигнутые не усилиями одних воли и разума, но засиявшие Светом потому, что любовь их не победила, а переродила все страсти в чистые, самоотверженные побуждения и толчки любви.

Наставление 25.
Личный позыв ученика в его служении людям не может, ни в коем случае, быть стимулом труда для Учителя. Конечно, ученику – человеку, окружённому с утра и до вечера, и с ночи до утра атмосферой тяжкого неудовлетворения людей, смятёнными, неумными и вздорными ссорами их, огнём раздражения, которыми они питают на себе уродов астрала, очень трудно представить себе дивную атмосферу Учителя, куда не могут долететь уроды страстей, ибо их нет ни в сердце, ни в сознании Учителя.

Наставление 26.
Тюрьма или великое внешнее богатство – все внешние обстоятельства жизни ученика не играют никакой роли в жизни земной, если ученик достиг ступени строительства. Близость Учителю, творчество и созидание дня вместе с Ним рождают в душе ученика полное бесстрашие.

Наставление 27.
Светлые мысли при самом начале трудового дня – великая помощь и ученику, и его невидимым хранителям. Весь трудовой день проходит не по одной Земле, потому что начат был в двух мирах, хотя бы потом забыл человек, где, с чего и как начинал свой день суеты внешней.

Наставление 28.
«Дело» человека, ученика‑строителя, его главное дело – благословение и принятие полное, безоговорочное, его всех обстоятельств жизни Земли. Идёт ли его жизнь, как полная ладья, в большом и нужном, всем видном труде. Идёт ли она в совершенной скромности, и ограничиваются его внешние сношения десятком лиц, он всегда дан тем, кто его находит, с кем он построил свою семью, кому он может влить бодрость и утешение.

Наставление 29.
Всегда беседа невидимого друга с человеком Земли, если это единица Светлой Вселенной, – бывает опекаема целым защитным кольцом радостных, усердных слуг светлого человечества. Но это далеко не значит, что человек Земли может быть инертен и не заботиться сам о наибольшем покое, какой в его власти предоставить для беседы своего невидимого друга. Всякая земная жизнь человека может услышать и голос безмолвия, и записать речь невидимого сотрудника второго мира.

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6

грани света