Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 1.

Наставление № 9

Через много пробных камней проходит человек раньше, чем он может понять все свои обстоятельства, как обязательный путь его собственной кармы. И до того момента, когда он благословит все свои обстоятельства, проходит самое различное время у каждого человека. Один может это сделать в одно воплощение, начав с простой доброты и полного неведения о жизни людей высших миров, и дойти до такой высокой силы духа, что перевыполнит то, что брал на себя, сходя на Землю.

Но таких избранников мало. Они очищают не только себя, но и всё вокруг, создавая такую устойчивую атмосферу чистоты, в которой всякое грязное слово застревает в горле.

Пронося «чашу дежурства», ученик не может выбирать себе людей в том смысле, что вошедшего без зова он должен приветить и видеть в госте тот свет, который сам ученик обязан чтить всем своим внутренним доброжелательством и внешним гостеприимством. Но звать в свой дом, в тот дом, где говорит Учитель, он может только тех, кто не нарушит святыни внутреннего храма и мира.

Что значит: «Дом, где говорит Учитель»? Если весть от Учителя подаётся человеку не его собственной рукой, то и дом, где он живёт, всё равно будет домом, где говорит Учитель, ибо человек складывает весть Учителя на дне своего сердца, живёт ею и с нею в своём доме.

Труд, ежедневно повторяющий одно и то же, никогда не будет тем же, чем был вчера, ибо сам человек так много изменился от вчера к сегодня, что ни одна мысль его не осталась точно такой же, как была вчера.

Чем особенно отличается ученик, несущий «чашу дежурства», от простого человека? Именно тем, что сознание несущего «чашу дежурства» человека тесно связано с сознанием Учителя. Как бы мало ни ощущал дежурящий, что его сознание связано с сознанием Учителя, в нём происходит постоянный процесс совершенствования, ибо часто спрашивает себя: «Если Учитель рядом, так ли я поступаю?»

Тот, в ком установилась гармоничная дыханию Учителя волна, уже не спрашивает себя об этом, ибо в каждой встрече, в каждом деле между ним и человеком стоит фигура Учителя. У одних она стоит ясная, чёткая, у других — точно парит сияющим миражом, но улыбка привета, а не назидательная проповедь льётся каждому.

Мир и великий свет царят в сердце и мыслях дежурящего ученика, когда он вступил в новое, освобождённое от страстей сознание. Тревога и страх умирают вместе, ибо они рождены условной привязанностью к Земле. И как только сила духа вскрыла человеку вечное начало, его сознание расширилось, и он вошёл в первую ступень ученичества — бесстрашие. На этой же ступени должен человек добиться и второго качества: самообладания. И если хорошо вдуматься в значение слова «самообладание», то оно включает в себя и бесстрашие. Ибо страх не живёт вне человека, а составляет одну из его наиболее стойких страстей.

Но понять, что это не два понятия, а одно, могут только те, чьи страсти уже стали отпадать, как иссохшие листья. Потому условием первой ступени становится это одно условие, разбитое на два: самообладание и бесстрашие.


грани света