Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 1.

Наставление № 17

Самое важное в дне дежурящего, а не теряющего попусту время ученика, — это видеть всё своё окружение постоянно в двух мирах.

Должна создаться привычка восприятия жизни Земли не как временного служения Светлому человечеству. Но вся психика ученика должна развиться и расшириться, как вечный труд. Нет места во Вселенной, где можно жить в блаженном ничегонеделании и вымаливать его себе, повторяя: «Успокой со отцы». Надо научиться жить в мире и Свете.

Когда провожаете какую-то личность в последний земной путь, помните о том, что не личность уходит от вас, но единица Света, которой нужны не ваши слёзы саможаления, а ваше мужество, в которое вы сознательно обязаны приложить всю свою доброту, мир, спокойствие и радостность, чтобы украсить цветами сердца новый путь уходящего друга. Вы должны свидетельствовать о том, что уходящая душа умела украсить земное существование кому-то, умела внести мир в чьё-то сердце, но сделать этого вы не сумеете, если глаза ваши будут плакать.

Вступить в законе новом в ежедневную серую череду дней — это значит сейчас для вас защитить, утвердить, упрочить в вечности вашу часовню «Ступеней Милосердия», выстроенную не только трудами ваших невидимых хранителей, но и вашими трудами любви и милосердия, вашими — людей Круга. Каждый раз, когда вы победите в себе какие-то страсти, вы увидите освобождённым глазами, что не страсть важна, как таковая (ибо нет такой страсти или слабости, которая в конце концов не была бы побеждена), но важно именно ваше самообладание; важно, как вы сумели восстановить в себе равновесие и гармонию; важно — скоро, медленно или сразу вы внесли всё ваше усердие, все ваши мысли в активную борьбу с одолевающей вас страстью или же, в саможалении, забыли о милосердии Учителя, о двух мирах, забыли, что только активность духа поднимает человека из каждого падения.

Разумеется, каждый опьянённый страстью, в каком бы виде она не выражалась, падает мгновенно на дно пропасти. Но разве это безнадёжно? Разве допустимо, проходя столько дней в радости ощущения милостивой руки Учителя на своей голове, вдруг упав, сказать себе: «Плохи мои дела».

Когда так человек говорит, можно ли называть его учеником? Он и жил в эти мгновения только на Земле, он забыл о втором мире. Верность его была равна нулю. Но верность Учителя никогда не может быть равна нулю, ибо для Него человек, которому Он отдал своё внимание, стал целью навеки, и жизненная нить между Ним и учеником не может быть разрушена даже в тех случаях, когда Он спасает человека в Тайной Общине.

Для каждого из людей Круга должно быть понятно, что его поведение не является только его личным делом. Поведение каждого есть круговая порука чистоты и Света со всеми людьми Круга. А Круг — это и есть та часовня «Ступеней Милосердия», что выстроилась всеми учениками-строителями. Все за одного, один за всех — это не задание ума, но великая сила радости, целящая, животворная и утверждающая.

Помните: думать, действовать надо, всегда ощущая «чашу дежурства», и сознательно идти в день труда не к «я» или «мне», а «через меня» к человеку — цели Учителя.

И если я споткнулся — скорее хвататься за чашу руками. Крепче, устойчивее стоять на ступени часовни, чтобы дело Учителя страдало меньше от моей неустойчивости.

Всё, что было, может стать одуванчиком, если не сосредотачивать мысли на страсти, а хвататься крепко за хитон Учителя.

Мир Земли нести в данное тяжкое время очень трудно. Но может его нести устойчиво только тот, чьи глаза не плачут, чьи руки чисты, чьи уста не знают жала языка, чья мысль не воспринимает осуждения.

Радостность стирает с доски дня всё. Уныние вдалбливает в доску дня всё, — и астральные уроды пользуются им, как разбойник фомкой.


грани света