Грани света>Антарова Конкордия Евгеньевна>Беседы Учителя Как прожить свой серый день. Книга 1.

Беседа 9.

Сложившаяся аура зрелого сознания не имеет в себе устойчивых лучей. Она всегда в движении и, смотря по работе духа над собою, становится всё шире, ярче и выше. И каждый, кто попадает в лучи гармоничной ауры, ощущает облегчение и успокоение своего духа в тех или иных своих состояниях.
  Аура совершенно чистого сознания охватывает собою сотни и тысячи вёрст и, сознательно направляя потоки своих лучей, помогает миллионам людей. Приравнивая к своим пониманиям те или иные слои человеческих страданий, Высшее сознание разбивает своею аурой плотные стенки аур страдальцев. И, часто, призывающий чьё-либо священное имя ощущает внезапное успокоение. То толчок луча ауры, призываемого им, разбивает опухоль горя в его собственной ауре.
  Нет чудес в сношениях между сознаниями низшими и высшими, есть сила чистоты и верности, переносящая лучи из одного плана в другой.
  Рассудок и мир сердца не враги. Как только повысилась интуиция, то есть когда усилился мир сердца, когда голос его стало возможно слышать самому человеку, ибо в нём утихло пламя сердца, разрывающегося от борьбы страстей, так рассудок перешёл из одного слоя вибраций в другой.
  Жизнь — борьба. И каждый побеждает в ней тогда, когда его личная жизнь пришла к гармонии. Только тогда можно стать звеном общего блага, истинно действенной его силой, когда сам человек не разрывается пламенем мучительной неудовлетворённости между своею собственною жизнью и трудом.
  Когда его силы гармонично вливаются, через его труд, в общее дело Родины, он не делит своё время между жизнью «для себя» и «для денег», чтобы иметь возможность «жить для себя».
  Низменная стадия такого понимания труда на общее благо не может дать плодотворных результатов. Только тот, кто растит и ширит свою ячейку труда для роста и счастья всего окружающего человечества, только тот, в ком свет и сила духа исходят из счастья жить, трудиться и приносить улучшение хотя бы в быт своих близких и окружающих, но не по крови близких, а по сочетающимся встречам в труде, — только тот, — не отъединяя семьи и себя от прочих звеньев трудящейся массы, пронося реально — в делах — единение с каждым и со всеми, может стать носителем ауры мира и силы. И красота постоянного творчества в сердце будет освещать все мелкие дела дня, не создавая загромождения, и любовь пробьётся даже через простое дело, станет укрепляющим примером окружающему.
  Те, кто имеет психические силы, кому даются различные поручения от Светлого Братства, не в состоянии сейчас успевать совершенствовать свой дух параллельно тем силам, что изливают свою помощь через них. Они похожи на хрупкие графины из тонкого стекла, где на каждой грани играющий спектр лучей оставляет сноп слепящего света. Но стенки не лопаются, хотя и дрожат. Силы не иссякают, хотя, временами, люди и изнемогают. Но рост их «невидимый» не меряется Светлым Братством по их несовершенной личной форме общения. Но Тою Помощью, что находит в них Путь.
  Милосердие не знает границ и пределов. Дух Тех, Кто отдал себя свету и помощи, разбивается на пороги и ступени. Он снижается к каждой ступени и порогу, где видит нужду Свою в помощи и труде. Но снизившись к ним, Он не думает, что этот труд для него слишком низок или мелок.
  Сила Его не имеет условного, а читает в страдающем сердце встречного порыв скорби, где может своею чистотой развить и расширить преграды условности и сбросить первоначальные твердыни эгоизма.
  Подвига никогда не совершит тот, кто в малом деле не умел забыть о себе и, без мыслей о самопожертвовании, просто и легко отдать человеку от себя какие-то «блага», не видя в них «лишения и отдачи».
  Подвиг совершит не тот, кто тысячи раз в мечтах и воображении доходил до героического напряжения.
  Подвиг совершит не тот, кто изнемогал над своею работой, жалуясь и плача о своей погибающей жизни, говоря, что ему «некогда жить». Но тот, в ком труд вызывал священное пламя любви, кто в нём видел смысл и оправдание своих дней.
  Не имеет значения, что делает человек. Имеет значение, как приготовил он себя к своему труду. Как подошёл к месту своего труда: считая его надоевшим, принося в него недоброжелательство или радостно сознавая, какому количеству невидимого для него кольца живых людей, благодаря своему скромному труду, он поможет, и какое количество видимых встречных он заразит своею ласкою и выдержкой.
  Нет жизни без борьбы. Не падай духом, если ты тяжело ущемлён сошедшимися внешними обстоятельствами. Жизнь каждого есть цепь вечности. Нельзя отнести в мусорную яму те или иные разбитые грёзы и надежды, они не черепки разбитой посуды. Но можно и грёзы, и слёзы, и все острова несбывшихся мечтаний отдать другой энергии: энергии жить свой каждый день в двух мирах; энергии любви, не знающей времени; энергии освобождения от личного для царства счастья.
  «Проще, легче, чище, веселее» — то не завет, свыше даваемый. То тот простой серый день, полный дел, через которые не заботы и тревоги, но радость труда, в уверенности высокой чести и мире, должно нести встречному. В ней он найдёт и помощь, и опору, и крепящий пример.
  Не о себе думай, просыпаясь; но о труде своём, через который прольёшь гармонию свою в мир.


грани света